Большие Вяземы усадьба Голицыных

Большие Вяземы усадьба Голицыных

На фото: Главный усадебный дом голицынской усадьбы в Больших Вяземах.

Борис Алексеевич Голицын, получив в дар от Петра I Большие Вяземы, устроил деревянный дворец к юго-западу от Спасо-Преображенского храма, — там, где сейчас находится отреставрированное здание конного двора. Одновременно плотиной перегородили речку Вязёмку, после чего хоромы хозяина оказались на берегу рукотворного пруда, протянувшегося почти на километр к югу от Старой Смоленской дороги и получившего название Государева.

Кардинальное переустройство вязёмской усадьбы Голицыных было предпринято во второй половине XVIII века правнуком Бориса Алексеевича Николаем Михайловичем Голицыным, который — в соответствии с явно «французскими» вкусами — перенес ее на холм, возвышающийся на берегу того же пруда, но по другую сторону от храма, и возвел здесь сначала два каменных флигеля (1771 и 1772 годы), а потом, на самой высокой точке, усадебный дом, развернувшийся главным фасадом к разбитому неподалеку регулярному парку (а не к въездным воротам, что, вообще говоря, характерно для «классических» усадеб), а фасадом «оборотным», украшенным двухэтажной ротондой, — к пруду и Смоленской дороге. Такое архитектурно-ландшафтное решение можно считать идеальным — голицынский дворец и сейчас смотрится от плотины великолепно, с некоторым даже замиранием духа, а сколь изысканную картину он представлял собой в идиллических декорациях XVIII века, даже вообразить себе трудно.

Воссозданные интерьеры главного усадебного дома: гостиная.

Дата постройки главного усадебного дома указана на его фронтоне: «Мая 1-го дня 1784 года». Стиль постройки — французский классицизм эпохи Людовика XIV, то есть для конца XVIII столетия очевидная архаика, что, как утверждают специалисты, свидетельствует о некоторой консервативности вкусов заказчика. Хотя... В Подмосковье немало подобных усадебных построек — и примерно того же времени, т есть в данном случае, может быть, следует говорить об определенном эстетическом умонастроении тогдашней две рянской среды, которое всегда несколько (а иногда и значительно) запаздывало сравнительно с развитием эстетических идей в Западной Европе. И уж сегодня-то архаичность постройки вообще давно перестала быть актуальной — что нам каких-то пятьде сят — сто лет на таком временном отдалении?! В чистом же остатке имеем потрясающий художественный вкус авторов этого сооружения, которому не устаешь поражаться.

Памятник Дмитрию Владимировичу Галицыну (1771—1844) неподалеку от усадебного домаПостройкой дворца и флигелей Николай Михайлович Голицын как бы задал изысканную форму усадьбы, одной из лучших среди «подмосковных», — наполнением же ее достойным содержанием пришлось озаботиться следующим поколениям Голицыных. И они оказались на высоте поставленной задачи.

Доброй памяти заслуживает Борис Владимирович Голицын (1769—1813), в чьей собственности имение находилось с 1803 года. Приятель поэтов и сам поэт, он знал толк в искусстве. Именно он собрал уникальную библиотеку в тридцать тысяч томов. «Библиотека особенно замечательна собранием книг, изданных при Петре Великом в Голландии, Москве и Петербурге... — писал разбиравший и систематизировавший эту библиотеку в 1840-х годах С.П. Шевырев, женатый на одной из незаконнорожденных дочерей Б. В. Голицына. — Здесь находятся: полный экземпляр Нового Завета 1717—1719 годов, издание, как известно, довольно редкое; собрание Ведомостей... французский перевод новелл Боккаччио 1414 года...» Уже это перечисление задает параметры ценности голицынского книжного собрания. А ведь были еще здесь и уникальные рукописи XVI—XVII веков, был семейный архив!

А это один из самых странных памятников, установлен он в 2002 году, как утверждает соответствующая надпись, «в память остановки русской и французской армий в августе 1812 года». Нет пределов нашей толерантности!

И это — далеко не всё. Помимо библиотеки, в усадебном доме имелись картинная галерея, собрание бронзы и фарфора не последней пробы, мебель высочайшего художественного исполнения. Все это большевики вывезли в Москву в середине 1919 года, устроив в голицынском имении колонию для беспризорников. И сокровища Больших Вязём разбрелись по музеям и библиотекам.

В новейшее время, после открытия в усадьбе Пушкинского музея, кое-что удалось вернуть, но это капля в море — экспозицию местным музейным работникам пришлось собирать по крупицам.

Эта экспозиция, привлекающая к себе множество туристов, размещена ныне в усадебном доме, являющемся смысловым центром вя-зёмской части открытого в 1987 году Государственного историко-литературного музея-заповедника А. С. Пушкина.

При ее создании потребовалось решать непростую задачу — с одной стороны, нужно было по возможности «аутентично» восстановить интерьеры голицынского дома, возродить — с помощью материальных знаков — дух знаменитого семейства, а с другой — не забыть о главном посвящении музея и каким-то образом «совокупить» память о Голицыных с памятью о Пушкине, который имел к голицынскому гнезду лишь опосредованное отношение: да, он наверняка бывал в этом доме в детстве вместе с родителями, имевшими дальнее родство с Голицыными, — но и только.

Кажется, указанную задачу все-таки удалось решить — во всяком случае, отзывы посетителей музея, которые можно найти в Интернете, вполне восторженны — и среди этих восторгов есть относящиеся как к собственно интерьерам с их главными «действующими лицами» (тот же Б. В. Голицын, его брат Д.В. Голицын, их мать Н. П. Голицына, чей образ запечатлен в «Пиковой даме»), так и к «пушкинской теме», которой посвящено несколько музейных тематических выставок.

На что еще обратить внимание в Больших Вязёмах?

Так выглядит здание конного двора (конец XVII—XVIII вв.) после реставрации. Где-то здесь стояли деревянные палаты Б. А. Голицына, «дядьки» Петра I.Например, на флигели. Флигели, выдвинутые вперед, к парку, и «обрамляющие» главный дом с двух сторон, заметно повышают «громкость» исторического эха и одновременно, более простые в исполнении, нежели дворец, как бы оттеняют и подчеркивают его величавую и вместе с тем неназойливую красоту. В западном флигеле сегодня размещаются научная часть музея и библиотека, в восточном — залы для временных выставок и музейные фонды.

Для полноты ощущений следует непременно побродить по парку, который совсем невелик, но достаточно «задумчив» для того, чтобы подвигнуть вас к неторопливым размышлениям на «вечные темы». На территории усадьбы есть несколько памятников, солнечные часы, грот XVIII столетия. Можно спуститься к озеру, откуда открывается вид на годуновскую плотину и каменный мост, построенный в 1820-х годах.

В таких местах человека легко бросает в мысленные исторические реконструкции, в перевоплощения и переодевания, в примеривание на себя образов былых эпох. Опыт этот — очень полезный, он помогает не заблудиться в шумной современности.

Усадьбы Московской области.


Саша Митрахович 16.12.2017 10:10

Поделиться с друзьями:

Коментарии: (0)

Вы можете оставить первый комментарий к статье

Каптча

Новые посты

Это интересно

Loading...