Дворец Тызенгаузов в Поставах

Дворец Тызенгаузов в Поставах

 

Кроме застройки площади, во время пребывания в местечке подскарбий Антоний Тызенгауз начал строительство дворца в Поставах. Неизвестно, была ли выбрана для строительства дворца территория одной из прежде существовавших усадеб, или для этой цели отвели новое место. Дворец разместился к югу от местечка, на продолжении тогдашней Виленской улицы, заняв её западную сторону.

Дворец Тызенгаузов в Поставах

Дворец Тызенгаузов в Поставах

Этапы строительства дворца - 1-й этап.

В инвентаре 1783 года описаны два каменных одноэтажных «квадратных» дворцовых флигеля – кухонный и конюшенный. Центральное каменное здание «едва поднялось с фундаментов». В описи 1783 г. сказано, что строительство дворца было прекращено более 10 лет назад, т.е. в начале 70-х гг.

XVIII века. Завершить строительные работы так и не удалось, ибо всё внимание Антония Тызенгауза поглотили преобразования, проводимые им в Гродно. Ко времени составления инвентаря оба флигеля пришли в запущенное состояние: осыпалась наружная штукатурка, черепичные крыши дали течь, оконные стёкла были разбиты.

Флигели имели подвалы и мансарды. В подвале кухонного флигеля, перекрытом сводами, находилось 11 помещений: кухня, кладовые, тюрьма и проч. На первом этаже здания располагались «многочисленные» жилые комнаты, «маршальская» столовая, кухня, мастерские и проч.; в чердачном помещении – колбасная. В подвале здания конюшни размещались кладовые, на первом этаже – стойла и жилые комнаты, мансарды также использовались для жилья.

По данным этого же инвентаря, на «квадратном» дворе, размещённом между дворцовыми флигелями, находился колодец. Поблизости дворца стояло старое, полуразрушенное здание бывшей фабрики. В усадебный комплекс входили регулярный парк с рыбными прудами, сад и огород.

Исследователь архитектурных памятников Постав эпохи Тызенгаузов Е.Д. Квитницкая высказала предположение о том, что «позднее на месте дворца, описанного в инвентаре 1783 года, был построен другой, существующий до настоящего времени». Однако есть некоторые основания утверждать, что возведённые при А. Тызенгаузе постройки послужили основой для создания ныне существующего комплекса. По инвентарю 1783 г. кухонный флигель, в отличие от конюшенного, в подвале имел своды. Эту же особенность в настоящее время сохраняет северный корпус дворца, в то время как в полуподвальном этаже южного корпуса перекрытие плоское.

По имеющимся данным, незадолго до смерти А. Тызенгауза его поставская усадьба приводилась в порядок. В ней неутомимый в идеях подскарбий за пару недель до своей смерти желает открыть новую «рисовальную школу», и по его просьбе регент Таргоньский подготавливает помещение, утварь, оборудование.

Остаток дней Антоний Тызенгауз прожил в уединении, так как был отстранён от дел (некоторые историки утверждают, что причиной тому послужила зависть отдельных вельмож и их козни). Умер реформатор в Варшаве в 1785 г. (на 52 году жизни). Однако, несмотря на столь бесславное завершение жизни, бесспорно, что Антоний Тызенгауз внёс огромный вклад как в развитие Речи Посполитой, так и в благоустройство родового имения в Поставах. После смерти А. Тызенгауза в усадьбе разместили «остатки верстаков, балетную школу и капеллу».

2-й этап (перв. чтв. XVIII – нач. XIX вв.)

После смерти А. Тызенгауза (детей не было) Поставы перешли во владение к его племяннице Софии, дочери родного брата Антония – Казимира, жене Франтишка-Ксаверия Хоминского.

Этот период можно выделить как промежуточный, предваряющий этап коренной реконструкции дворца. На карте конца XIX века очень схематично обозначен «фольварок» Поставы, который по ситуации приблизительно локализируется там, где должны были находиться постройки дворца.

«Фольварок» в то время принадлежал «помещице Софии Хоминской». «Фольварок» имеет близкие к прямоугольным очертания участка, по углам которого расположены четыре прямоугольные постройки. Следует предположить, что при С. Хоминской дворцовый комплекс дополнился ещё двумя флигелями. Связать четыре отдельно стоящих корпуса в единое целое предстояло на следующем этапе.

3-й этап (начало XIX века)

Дворец Тызенгаузов в Поставах

Поскольку у Хоминских также не было детей, после смерти Софии Поставы получил Игнатий Тызенгауз, сын другого родного брата подскарбия – Михаила. Он был женат на Марианне Пшездецкой.

Возможно, при Игнатии Тызенгаузе дворец был застроен «в квадрат». «Квадрат» создавали северный, восточный (соединительный) и южный одноэтажные корпуса, а также ограда с брамой с западной стороны. Между ними находился внутренний двор. Главный фасад здания (в соединительном крыле с двухэтажной центральной частью) был ориентирован на запад.

Создание орнитологического музея и картинной галереи

Следующим владельцем имения стал сын Игнатия Тызенгауза и Марианны Пшездецкой – Константин (1786 – 1853). С 1812 года он находился на военной службе, в звании полковника войск Варшавского княжества участвовал в битве под Лейпцигом на стороне Наполеона. В 1814 году постоянным местожительством Константина стали Поставы. При нём была произведена реконструкция комплекса (10-е гг. XIX века): достройка к северному флигелю «подъезда с колоннадой, смотрящей на местечко».

Появляется, таким образом, второй, более репрезентативный фасад дворца. Следует предположить, что в результате проведённых работ удлинились северный и, соответственно, южный флигели. Остальные части не претерпели существенных изменений. Над входом во дворец красовалась надпись на польском языке:

По сведениям Габриеллы Пузыниной (из Гюнтеров), состоящей в родстве с Тызенгаузами, северная часть дворца не была заселена и была посвящена искусству и науке. Здесь Константин Тызенгауз разместил свой орнитологический музей и картинную галерею. Константин серьёзно занимался научной деятельностью в области орнитологии, написал и издал книги «Основы орнитологии или Науки о птицах» (1841) и «Всеобщая орнитология, или описание птиц всех сторон света» (1843 – 1846). Эти издания, которые Константин украшал рисунками собственноручно, и по сей день не потеряли своей важности.

В орнитологическом музее было представлено несколько тысяч видов птиц (коллекция насчитывала около 3 000 экземпляров) и яиц из Беларуси, Литвы, Украины и других стран. Каждое из яиц было описано и хранилось в специальных шкатулках под стеклом Учёным была продумана система просушки сырого яйца и его транспортировки. В музее хранились яйца редчайших видов, таких, например, как белый журавль и павлин. Особенно многочисленной являлась коллекция голубиных яиц. При музее была библиотека, основу которой составляли книги по орнитологии, а также редкие памятники польской письменности, ценная коллекция гравюр и семейного архива, документы которого датировались ещё XIII веком.

Кроме увлечения орнитологией, известный учёный проявлял также интерес к живописи: к 1840 году дворец напоминал художественную галерею, которая по сведению современников насчитывала около 600 экспонатов. В Поставах находились оригиналы картин таких всемирно известных художников как Леонардо да Винчи («Спаситель мира») – эпоха Возрождения, Питер Рубенс («Снятие с креста» - работа выполнена в барочном стиле) – фламандская школа живописи XVII в., Альбрехт Дюрер («Адам и Ева») – немецкое Возрождение, Питер Брейгель («Маскарад в Венеции») – голландское Возрождение. Кроме полотен западноевропейских мастеров во дворце были картины польских и белорусских живописцев: Я.Рустема, Ф.Смуглевича, Я. Дамеля, С.Чеховича.

Здесь же можно было увидеть и портреты представителей рода Тызенгаузов.  Как выглядел северный флигель внутри, можно судить по воспоминаниям Габриеллы Пузыниной: «Справа от больших сеней, выложенных мрамором, находились залы, превращённые в орнитологический кабинет. Слева – ряд покоев с плафонами, украшенными лепниной, с мраморными каминами и имеющими на стене полотна непревзойдённых мастеров».

Роскошный дворец и его обитатели, многочисленные парадные аллеи и живописные пруды парка, зверинец, а также интерес к науке и искусству – всё это влекло в Поставскую усадьбу многочисленных гостей. Ведь недаром же одна из современниц Константина Тызенгауза Габриелла Пузынина писала: «Если бы меня спросили, где на земле есть счастье, ответила бы, что оно есть в Поставах…».

Во вторую, «более скромную», половину дворца, где проживало семейство К. Тызенгауза, «въезжали с противоположной стороны через браму, как в городе, во двор, расположенный в центре дома, полный движения и жизни».

Внутренний двор дворца. Во двор выходили три крыльца, из них главное – «длинное» - имело вид галереи под покатой крышей.

Г. Пузынина перечисляет некоторые помещения 1 этажа жилой части дворца: прихожую с часами, за которой следовала анфилада из трёх покоев, которые создавали «апартамент». Также упоминается столовая, за которой находилась комната Константина с одним окном. Она «одновременно служила и за спальню, и за кабинет». Как на первом, так и на втором (в мансарде) этажах размещались жилые комнаты. Далее автор упоминает о конюшне, которая была в подвалах дворца.

На придворцовой территории находились «сад в саду», обнесённый каменной стеной как крепость, и парк.

Внутренняя планировка дворца оставалась неизменной и при следующем владельце Постав, сыне Константина Тызенгауза и Валерии Ванькович – Рейнольде (1830 – 1881). Рейнольд получил хорошее образование и имел склонности к литературной деятельности. Он был автором 10 книг преимущественно философско-просвещенческого характера. При нём в Поставах начала действовать оркестрово-хоровая школа, учениками которой были жители местечка и окрестных деревень. Именно Рейнольд передал орнитологическую коллекцию отца Виленскому музею археологических древностей.

Восточная часть дворца. Рейнольд был последним представителем рода Тызенгаузов на территории бывшего ВКЛ. После смерти Рейнольда в 1880 году Поставы перешли во владение его сестры Марии Пшездецкой, урождённой Тызенгауз (1827 – 1890). Затем к её сыну Константину (1846 – 1896). Последним владельцем Постав был сын Константина, также Константин (1879 – 1966), умер в Стокгольме.

Уже при Пшездецких (конец XIX века – 30-е гг. ХХ века) был реконструирован восточный фасад дворца, а именно его центральный двухэтажный объём с треугольным фронтоном. На месте окна в центре ризалита устроена дверь, она выходила на широкую террасу лестницы. Фасад украсили межоконными пилястрами, над которыми возвышался антаблемент. Характер изменений наглядно иллюстрируют изображения дворца конца XIX века (вид до реконструкции) и 20-х гг. ХХ века (после проведённых работ). В тот же период был заложен ряд окон северного и южного корпусов, что можно видеть на втором из сравниваемых изображений.

Следует также предположить изменение внешнего облика дворца в его западной части. Самое значительное из этих изменений – исчезновение ограды с брамой. Возможно, её снесли ещё в предшествующий период (например, во второй половине XIX века). В результатае внутренний двор резиденции распространился на запад, до стоящего здесь и теперь здания хозяйственного назначения. В 1920-е гг. на дворе находились различные постройки, в т.ч. медвежья клетка.

Послевоенный период. В описании памятника 1947 г. Сказано: «Внутри дворец сейчас частично перепланирован, во время чего он был, как видно, лишён украшавших его ранее лепных, скульптурных и прочих декоративных элементов.

Лишь в двух залах сейчас сохранились некоторые лепные украшения». Упомянутые в этом документе изменения внутреннего вида здания могли произойти как в предшествующее время, так и в первые послевоенные годы. Далее в том же описании отмечено: «Дворец недавно отремонтирован и сейчас находится в удовлетворительном состоянии».

Последующее приспособление здания под больницу неизбежно повлекло за собой новые переделки.

В конце XIX века главной усадьбой Пшездецких становятся Ракишки (сейчас территория Литвы), и Поставы утратили своё прежнее значение для этого рода. И уже накануне Первой Мировой войны из Поставского дворца в дом Пшездецких в Варшаве были перевезены некоторые ценности, как например, архив Тызенгаузов, часть картин из коллекции. Часть же картин, а также библиотека Константина Тызенгауза в 1915 году были вывезены в Киев, и только некоторые предметы позже были возвращены в Варшаву.

Пейзажный парк дворца Тызенгаузов

К северу и востоку от дворца размещался пейзажный парк площадью 10 га. Он был разделён на две части: старый парк и новый. Старая часть парка, скорее всего, осталась ещё со времён Зеновичей и имела регулярную планировку, была оформлена в виде прямоугольника и занимала территорию к северу от дворца, продолжаясь липовыми аллеями вдоль каналов, которые соединяли озеро Круглое с рекой Мяделкой. Вторая часть парка занимала территорию вокруг дворца и была представлена преимущественно молодыми группами лип. Новый парк формировался в английском стиле.

На территории усадьбы был также большой фруктовый сад.


Саша Митрахович 10.02.2016 12:59

Поделиться с друзьями:

Коментарии (0)

Каптча