Иосиф Семашко митрополит Литовский и Виленский

Иосиф Семашко митрополит Литовский и Виленский

Деятельность митрополита Иосифа Семашко имела определяющее влияние на судьбы православия в Западном крае.

Становление

Будущий митрополит Иосиф Семашко родился 25 декабря 1798 года в селе Павловск Липецкого уезда Киевской губернии. Отец его был сыном униатского священника, а впоследствии и сам стал служить в униатском храме, но чужды были предубеждений противу Православия. Нередко отец сам посылал мальчика в близлежащую православную церковь и спрашивал потом, что читали за службой из Евангелия. И именно возле православного храма он похоронил свою мать, бабушку митрополита Иосифа.

По-польски в доме не говорили. Детей воспитывали строго, в простоте быта. Первоначальное образование все сыновья — а их было пятеро — получали под руководством отца. Владыка вспоминал, что в доме была небольшая, о хорошо подобранная библиотека, а как к чтению он пристрастился рано, то, еще живя при родителях, перечел по нескольку раз все имевшиеся книги и знал их почти наизусть.

В 1809 году мальчика отдали в Немировскую гимназию (Каменец-Подольского уезда). Значительную часть здешних учеников составляли католики, дети польской или малорусской ополяченной шляхты. Лишь семеро, включая нашего героя, были униатскими поповичами; еще меньше училось в гимназии православных. За неимением православного вероучителя и униаты, и православные слушали католические уроки Закона Божия и ходили вместе со своими товарищами-католиками к мессе в костел. Преподавание велось преимущественно на польском языке.

После Немировской гимназии, которую он окончил первым учеником, Семашко поступил в Главную духовную семинарию при Виленском университете. Тот же полонофильский дух царил и здесь, но, однако, он ни в малой степени не заразил юношу. Стараясь как можно больше разузнать о России и всем русском, Семашко разыскивал русские книги и журналы. Надо заметить, что найти их в то время в Вильне было не так-то просто, а чтение их в семинарии и преподаватели, и ученики-католики встречали недоброжелательно.

«Изъять униатов из-под власти римлян...»

Митрополит Иосиф (Семашко) в бытность его униатским священником.

Вскоре по окончании семинарии по предложению луцкого греко-католического епископа Иосиф Семашко принял сан священника без вступления в супружество, а в 1822 году получил сан протопресвитера и отправился в Петербург для заседания в униатском департаменте римско-католической коллегии. К этому моменту, прожив около двух лет в Луцке и имея возможность близко сообщаться с епископом Иаковом (Мартусевичем), Семашко окончательно составил впечатление и — в целом — о том межеумочном положении, в котором оказались униаты к 1820-м годам, и — в частности — о разделении в среде униатского духовенства, тяготевшего, в зависимости от полученного образования, или к католикам, или к православным. Сам епископ Иаков, по воспоминаниям митрополита Иосифа, относившегося к нему очень по-человечески тепло, являлся, будучи воспитан иезуитами.

В 1856 году митрополит Иосиф участвовал, сослужа митрополиту Московскому Филарету (Дроздову), в коронации Александра II. В этот же день он был награжден орденом Андрея Первозванного.Идея послужить, насколько это будет в его силах, воссоединению униатов с Православной Церковью, уже вызревала в уме будущего митрополита, однако ж он понимал, что формальное, без соответствующей подготовки, воссоединение не только не принесет благого плода, но послужит к новым раздорам.

Не «любой ценой»

Находясь в Петербурге, Иосиф Семашко лишь укрепился во мнении о необходимости воссоединения униатов с Православной Церковью. Приготовительные меры, которые он считал необходимыми, он изложил в особой записке, получившей высокую оценку правительства.

В 1829 году Иосиф Семашко принял монашество без изменения имени и вскоре был хиротонисан во епископа Мстиславского, викария Полоцкой епархии. За неимением в Петербурге униатского храма хиротония совершилась в католическом костеле.

В следующем году в западных губерниях вспыхнул польский мятеж, и на некоторое время планы епископа Иосифа, как не столь насущные, остались без государственной поддержки. Впрочем, после подавления восстания, когда выяснилась прикосновенность к нему многих представителей католического и униатского духовенства, проект епископа актуализировался в глазах правительства.

В 1833 году епископ Иосиф был поставлен на Литовскую кафедру, совершенно, как сам он выражался, «изменившуюся от повсеместного соприкосновения с латинами и от могущественного их преобладания». И в 1833, и в 1834 году он объезжал свою епархию, вникая в нужды униатского духовенства и паствы и везде оставляя самое благоприятное впечатление о себе.

Действовать следовало с величайшей осторожностью и рассудительностью. На пути, которым шел владыка Иосиф, встречались самые различные препятствия — причем как ожидаемые, со стороны католиков, так и неожиданные. К числу последних епископ относил неумеренную ревность православного духовенства и властей, часто стремившихся вернуть униатов в лоно Православной Церквц «любой ценой» — с излишней торопливостью и, что греха таить, привлечением административного ресурса.

По инициативе митрополита Иосифа в Жировицах была учреждена в 1828 году униатская семинария, призванная воспитать новое поколение униатского духовенства, менее подверженное латинскому влиянию. Из стен семинарии вышли многие деятели, впоследствии сыгравшие значительную роль в воссоединении униатов с Православной Церковью. На фото: Жировицкий Успенский монастырь. Семинария существует при нем и сейчас.

Здесь надо сказать, что действия православных иерархов в крае имели определенный успех. Так, назначенный в 1833 году на восстановленную Полоцкую православную кафедру епископ Смарагд (Крыжановский) в первый же месяц перевел в православие до 4000 униатов. Окрыленный этим результатом, он с некоторой самонадеянностью писал к обер-прокурору Святейшего Синода (им был тогда С.Д. Нечаев), что «напрасно полагают, якобы униаты могут чинить беспокойства при обращении их в православие».

Иной точки зрения держался епископ Иосиф, имевший возможность наблюдать ситуацию и ближе, и дольше. В «частных» присоединениях к православию он видел вред для всего дела: оно сеяло новые зерна вражды между униатами и православными, давало обильную пищу для латинской пропаганды, представлявшей эти присоединения как «насилие над совестью». Он твердо считал, что воссоединение должно быть всецелым и опираться на постепенное перевоспитание униатского духовенства, а затем и паствы.

«Малодушная ненависть не коснется моего сердца...»

События следующих нескольких лет подтвердили правоту владыки Иосифа. В 1837 году значительная часть униатского духовенства (более семисот священников) заявила о своей готовности присоединиться к православию. Несогласие выразили лишь 160 человек.

Костел святого Казимира в Вильнюсе.  При митрополите Иосифе это был православный собор святителя Николая. Здесь владыку и отпевали 29 ноября 1868 года.Воссоединение униатов с Православной Церковью, совершившееся в 1839 году, не увенчало трудов епископа (а затем — архиепископа и митрополита) Иосифа. Хотя надпись на специально выпущенной к этому случаю памятной медали — «Отторгнутые насилием (1596) воссоединены любовью (1839)» — декларировала завершенность процесса, но в действительности трудов предстояло еще много. Весь быт «воссоединенных любовью» униатов пока оставался прежним: «Бывшее униатское духовенство продолжало носить латинский костюм и брило бороду; при чтении проповедей и в домашней жизни оно употребляло польский язык. В убогих церквах недоставало приличной утвари, при богослужениях часто употреблялись старые униатские служебники... Крестные ходы совершались налево, посолонь. Многие из простого народа продолжали креститься по католическому обычаю, знали и читали только польские молитвы и называли себя по-прежнему униатами („вониа-тами“)» (Г. А. Киприанович. Жизнь Иосифа Семашки, митрополита Литовского и Виленского (1893)).

Следующие почти тридцать лет, занимая Литовскую кафедру, митрополит Иосиф стремился упрочить положение православия в крае. При этом деятельность его в этом отношении была лишена оттенка фанатизма. В 1845 году, при переводе епархиального управления из Жировиц в Вильну, «в самое сердце литовского латинства», он особенно призвал своих соработников с любовью относиться к католикам, прощать им все обиды и клеветы (а их он предвидел — и справедливо — еще очень много). «Это чувство любви к ним, — сказал владыка, — есть обет всей моей жизни, и малодушная ненависть не коснется моего сердца даже тогда, если б мне пришлось запечатлеть кровью это душевное расположение».

Уже после переезда в Вильну митрополит Иосиф несколько раз подавал прошения об увольнении его на покой, однако их оставили без внимания. Как раз на последнее десятилетие его жизни пришлось новое польское восстание, и именно после него воссоединительные усилия владыки были вполне оценены еще и как дело государственной важности. М.Н. Муравьев-Виленский писал: «Правительство обязано единственно ему (митрополиту Иосифу. — Прим, ред.) в совершении сего великого дела, которое вместе с тем положило в будущем твердое начало русской народности в крае и дало возможность сельскому населению бороться с мятежом».

Скончался митрополит Иосиф 23 ноября 1868 года в Вильне и был погребен в пещерной церкви Виленских мучеников Свято-Духова монастыря, в склепе, приготовленном им самим еще в 1849 году.


Саша Митрахович 13.01.2018 11:32

Поделиться с друзьями:

Коментарии (0)

Каптча




Booking.com