История строительства Исаакиевского собора

История строительства Исаакиевского собора
Сто пятьдесят лет из чуть более чем двухсотлетней истории имперского Петербурга строился и перестраивался Исаакиевский собор. Ныне существующий грандиозный храм — четвертый по счету, он возводился несколько десятилетий.

Петр Первый родился 30 мая, в день святого Исаакия Далматского, византийского монаха. В его честь в 1710 году и был отдан приказ построить рядом с Адмиралтейством деревянную церковь. Здесь Петр I венчался со своей женой Екатериной I. Позже, в 1717 году, было начато строительство новой каменной церкви, которую из-за оседания грунта разобрали.

В 1768 году по приказу Екатерины II начинается строительство очередного Исаакиевского собора по проекту А. Ринальди, который был возведен между Исаакиевской и Сенатской площадью. Строительство было завершено уже после смерти Екатерины II к 1800 году. Позже храм стал ветшать и пришелся «не ко двору» императору.

Преподобный Исаакий Далматский

Святой Исаакий Далматский, которого Петр I почитал своим небесным покровителем, жил в IV веке, был монахом (в чине преподобных Церковь прославляет только монашествующих), подвизался в пустыне. Претерпел гонения в годы правления императора Валента (364—378), рьяного сторонника ереси Ария, отрицавшего единосущие Бога-Сына Богу-Отцу (Арий утверждал, что Бог-Сын сотворен Богом-Отцом и, следовательно, в сравнении с Ним является существом низшего порядка). После гибели Валента и восшествия на престол императора Феодосия Великого преподобный Исаакий основал близ Константинополя монастырь, где и скончался в 383 году. После смерти Исаакия игуменом этого монастыря сделался преподобный Далмат, по имени которого впоследствии стали называть и обитель, и самого ее основателя.

После Отечественной войны 1812 года по приказу Александра I начинается проектирование нового храма. Проект архитектора Огюста Монферрана предполагал использовать часть конструкций собора А. Ринальди: сохранение алтарной части и подкупольных пилонов.

Разборке подлежали колокольня, алтарные выступы и западная стена собора. Южная и северная стены сохранялись. Собор увеличивался в длину, а его ширина оставалась прежней. Здание в плане приобрело прямоугольную форму. Высота сводов тоже не изменялась. С северной и южной сторон планировалось построить колонные портики. Сооружение должны были венчать один большой купол и четыре малых по углам. Император остановил свой выбор именно на проекте пятиглавого храма в классическом стиле, автором которого был Монферран.

Строительство нового Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге было начато в 1818 году и продолжалось 40 лет. Было построено одно из высочайших купольных сооружений в мире.


Саша Митрахович 20.01.2016 12:14

Первый Исаакиевский храм

Первый Исаакиевский храм

Устройство в Петербурге первого храма во имя преподобного Исаакия Далматского, которого Петр I, появившийся на свет в день его памяти (30 мая по старому стилю), считал своим небесным покровителем, относится к самым ранним годам существования северной столицы.

Первый Исаакиевский храм, очень скромный, назывался церковью и был на скорую руку переделан из деревянного чертежного амбара и находился приблизительно на том месте, где стоит сейчас главное здание Адмиралтейства.

Именно в этом храме в 1712 году состоялось венчание государя и Екатерины Алексеевны, бывшей «портомои», которой судьба уготовила русский трон и имя императрицы Екатерины I.


Саша Митрахович 27.12.2016 08:51

Второй Исаакиевский храм

Второй Исаакиевский храм

Деревянная Исаакиевская церковь быстро обветшала, и уже в 1717 году Петр I собственноручно заложил первый камень в основание второго храма во имя Исаакия Далматского.

Второй Исаакиевский храм, решенный в стилистике петровского барокко, строился десять лет и имел очень много общих черт с Петропавловским собором.

Второй храм стоял ближе к Неве, чем первый, почти на набережной, и это предрешило его недолгий век: река, еще не закованная в гранит, подмывала берег, разрушая церковь, и уже через несколько десятилетий она пришла, как сказали бы сейчас, в аварийное состояние. Вдобавок в 1735 году в шпиль колокольни попала молния, и храм сильно пострадал от пожара.

Исаакиевскую церковь отремонтировали, но произведенные работы не решили главной проблемы. Грунт продолжал давать осадку, разрушая фундамент храма. Новый Исаакиевский собор решено было отстраивать дальше от берега.


Саша Митрахович 27.12.2016 08:56

Третий Исаакиевский храм

Третий Исаакиевский храм

В 1761 году руководителем строительства назначили С. И. Чевакинского, создателя Никольского Морского собора, однако начало работ пришлось отложить из-за государственных «неустройств». В 1762 году в результате дворцового переворота на престол взошла Екатерина II, а вскоре Чевакинский подал в отставку. В итоге закладка третьего Исаакиевского собора состоялась только в 1768 году. Проект храма подготовил талантливый итальянский зодчий Антонио Ринальди, много потрудившийся над архитектурным обликом Петербурга и его пригородов.

Согласно проекту Ринальди, Исаакиевский собор должен был быть великолепен. Пятикупольный, с высокой колокольней, облицованный мрамором, он полностью отвечал замыслу Екатерины II, желавшей почтить память Петра Великого. Но строительство двигалось медленно, и к моменту кончины государыни здание довели лишь до карниза. Павел I не вдохновился дорогостоящей задумкой матери и, нимало не огорчившись отъездом Ринальди за границу, поручил архитектору Винченцо Бренна как можно скорее достроить собор, приказав при этом мрамор, заготовленный для облицовки его верхней части, передать на строительство своей новой резиденции — Михайловского замка.

Бренна, торопясь окончить строительство, вынужден был исказить первоначальный замысел Ринальди, и собор вышел неказистым, кургузым. На мраморном основании, приготовленном для торжественного пятиглавия, Бренна выстроил кирпичное «нечто» с одной главой, дав повод насмешникам сложить эпиграмму: «Се, памятник двух царств,/ Обоим столь приличный./ На мраморном низу/ Воздвигнут верх кирпичный». В краткую павловскую эпоху за такие вирши вполне можно было переселиться из Петербурга в Сибирь. Но очевидное не спрячешь: третий Исаакиевский собор действительно не гармонировал с парадным обликом петербургского центра. Да и, при крайней экономии, проявленной при его завершении, очень быстро стал приходить в негодность: уже вскоре после освящения собора (в 1802 году) со стен начала кусками отваливаться штукатурка.


Саша Митрахович 27.12.2016 09:16

Четвёртый Исаакиевский собор Явление Монферрана

Четвёртый Исаакиевский собор Явление Монферрана

История возведения четвёртого, заключительного варианта, Исаакиевского Собора в Санкт-Петербурга началась в 1809 году, когда Александр I объявил конкурс на проект приведения Исаакиевского собора в надлежащий вид.

Поначалу существовала надежда, что удастся обойтись перестройкой лишь верхней его части, приискав «форму купола, могущую придать величие и красоту столь знаменитому зданию», однако все архитекторы предлагали государю проекты новых соборов, и спустя несколько лет он оставил лишь одно требование к проекту: сохранить существующую алтарную часть.

Кончилась Отечественная война, был заключен Священный союз, а вопрос о перестройке Исаакиевского собора все еще оставался открытым. Только в 1818 году молодой французский архитектор Огюст Рикар Монферран, никому не известный не только в России, но и у себя на родине, представил Александру I проект, предусматривавший сохранение алтарной части Исаакиевского собора и подкупольных пилонов.

Проект Монферрана с самого начала вызывал недоверие специалистов, но 20 февраля 1818 года он все же был утвержден государем, а 26 июня 1819 года состоялась торжественная закладка нового Исаакиевского собора.

Не успела столичная публика восхититься гравированными видами будущего собора, выпущенными Монферраном, как у его проекта появился серьезный критик. Им оказался архитектор А. Модюи, являвшийся одним из членов Комитета по делам строений и гидравлических работ. В октябре 1820 года он представил в Академию художеств записку с замечаниями, сводившимися к тому, что по существующему проекту строить Исаакиевский собор не представляется возможным. Модюи справедливо указал на ошибку в расчетах, из-за которой диаметр огромного купола не вписывался в «квадрат» из четырех пилонов.

Строительство собора приостановили. Рассмотрением замечаний Модюи занялся специальный комитет, перед которым Монферрану пришлось оправдываться, «сваливая вину» на высочайшего заказчика. «Поскольку из нескольких проектов, — заявлял он, — которые я имел честь представить, предпочтение было отдано тому, который уже осуществляется, то... следует обсуждать этот вопрос не со мной; мне надлежит скрупулезно сохранить то, что приказано сохранить...»

Комитет подтвердил опасения Модюи, и проект 1818 года забраковали. Только к 1825 году Монферран представил новый проект, который и был утвержден 3 апреля, за несколько месяцев до кончины Александра I.

Исаакиевский Собор достраивал уже Николай I

Восшествие на престол императора Николая I совершалось при событиях смутных и нерадостных. Неудивительно, что об Исаакиевском соборе в первые месяцы нового царствования почти не вспоминали. Строительство приостановилось. Нужно было деятельное вмешательство императора, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки.

Чуть позже работы по возведению собора приобрели невиданный размах. Ежегодно строительная площадка поглощала до миллиона рублей из казны (для сравнения — вся постройка Троицкого собора на Измайловской площади обошлась в два миллиона рублей). Надо отметить, что Николай считал своим долгом не только выделять достаточные средства на строительство Исаакиевского собора, но и лично давать указания о том, как надлежит строить. Стремление императора возвести храм, равного которому не было бы по пышности, привели к утяжелению здания, его перегруженности декоративными элементами. К счастью, от самых неуместных предложений государя Монферрану удавалось отказываться: так, он убедил Николая переменить уже принятое им решение позолотить все наружные скульптуры Исаакиевского собора.

На строительство Исаакиевского собора не жалели ни денег ни человеческих жизней

«Стройка века», опекаемая государем, поражала воображение современников. Не останавливались ни перед затратами, ни перед жертвами. Чего стоит один только процесс вырубки и установки гранитных колонн! Их вырубали на каменоломне Петюрлакс неподалеку от Выборга, избранной благодаря большим запасам гранита и близости Финского залива. На отвесной гранитной скале отмечался контур заготовки, затем в отверстия, просверленные по контуру, вставляли железные клинья, и рабочие одновременно били по клиньям тяжелыми кувалдами. Удары повторяли до тех пор, пока в граните не появлялась трещина.

Вырубка колон собора

В трещину закладывали железные рычаги с кольцами, в которых были закреплены канаты. Каждый канат тянули сорок человек, отодвигая, таким образом, заготовку колонны от гранитной «основы». Затем в колонне пробивали отверстия и закрепляли в них крючья с канатами, соединенными со стоящими рядом воротами. При помощи этих нехитрых механизмов колонна окончательно отделялась от скалы и скатывалась на приготовленный заранее деревянный помост. И хотя Монферран отмечал, что подобные работы в России «не что иное суть, как ежедневное дело, которому никто не удивляется», все же они были чрезвычайно тяжелы.

Перевозили будущие колонны на плоскодонных судах, а с пристани в Петербурге их доставляли на строительную площадку по специально устроенному рельсовому пути (первому в России).

Для подъема колонн возвели леса, состоявшие из трех высоких пролетов, и установили 16 особых механизмов-кабестанов из чугуна. На каждом из таких кабестанов работало по восемь человек, а установка одной семнадцати метровой колонны (каждая из них весила 114 тонн) в вертикальное положение занимала приблизительно три четверти часа. Первая колонна была поднята 20 марта 1828 года в присутствии избранной публики (среди зрителей присутствовали и члены императорской фамилии), а к осени 1830 года все четыре колоссальных портика уже предстали изумленным взорам петербуржцев.

Мало кого из тех, кто любовался медленно, но неуклонно растущей громадой Исаакиевского собора, интересовали судьбы простых рабочих, принявших участие в сооружении главного храма империи. Согласно документам, таких «подневольных» творцов собора насчитывалось до полумиллиона. Были это государственные и крепостные крестьяне. Около четверти из них погибло на стройке из-за несчастных случаев или болезней. Только при позолоте купола собора, выполнявшейся в технике огневого золочения, умерли от отравления парами ртути 60 мастеров.

Смерть Монферрана

Говоря современным языком, Исаакиевский собор был «долгостроем». Сорок лет в центре Петербурга шла работа, сопоставимая, пожалуй, лишь с сооружением египетских пирамид. В 1840-е годы по городу уже позли слухи: Монферран-де не торопится достраивать храм, потому что ему нагадали смерть вскоре после окончания строительства. И действительно: не прошло месяца с торжественного освящения собора (30 мая 1858 года), как архитектор умер. Впрочем, был он уже не молод, так что дело, видимо, не в предсказании.

Монферран желал быть похороненным в отстроенном им соборе (неудивительно, ведь с ним была связана значительная часть его жизни), однако этому ожидаемо воспротивились и Святейший Синод, и император Александр II, поскольку Монферран являлся католиком. Поэтому вдове почившего пришлось везти его останки в Париж. Символическое прощание творца с его творением все же состоялось: погребальный кортеж с гробом Огюста Монферрана трижды объехал вокруг Исаакиевского собора.


Саша Митрахович 27.12.2016 09:27

Освящение Исаакиевского собора 30 мая 1858 года

Освящение Исаакиевского собора 30 мая 1858 года

Чудное зрелище представляла одна из величайших в мире площадей: направо от нас вздымал к небу свой золотой купол соборный храм; портики его были покрыты разнообразною толпою в блестящих мундирах; налево, за другой эстрадой, выстроенной у Адмиралтейского бульвара, блистала широкая лента Невы и развевались флаги судов; перед нами двигались пестрые массы войск, занимавших места свои. Большой колокол гудел торжественно...

Вскоре после того, как Государь Император, члены Августейшего Семейства и свита Их вошли в Исаакиевский собор, где, в присутствии Их, совершен был обряд освящения храма, показался вдали крестный ход, предшествуемый певчими в разноцветных одеждах. Духовенство, в белых глазетовых ризах, с хоругвями, образами и святыми мощами, несомыми на главе архиереем, шествовало двумя рядами, впереди которых несли фонарь и крест.

По мере прохождения процессии мимо полков музыка играла гимн «Коль славен наш Господь в Сионе». Эта музыка, исполненная piano, производила удивительное впечатление: слышались не инструменты, а как будто несколько поющих в отдалении хоров. Все вместе — и эта трогательная музыка священного гимна, и эта тихая, торжественная, блестящая процессия, двигавшаяся посреди необозримой площади, уставленной войсками и обрамленной тысячами народа,— представляло зрелище, которого, конечно, не забудет во всю жизнь свою всякий, кому довелось видеть его.


Саша Митрахович 27.12.2016 09:30

Исаакиевский храм - Кафедральный собор и антирелигиозный музеи

Исаакиевский храм - Кафедральный собор и антирелигиозный музеи

Более полувека Исаакиевский собор достойно исполнял функции кафедрального собора: все самые торжественные богослужения проходили именно в нем. После революции собор закрыли, большевики нашли величественному зданию иное применение. Он стал антирелигиозным музеем.

По освящении собор святого Исаакия Далматского объявили кафедральным. Торжественность соборных богослужений в церковные праздники и царские дни привлекала сюда массу народа. Исаакиевские диаконы и певчие славились в городе, а среди них наипаче — диакон Василий Малинин, служивший в соборе в 1863-1905 годах и обладавший, по воспоминаниям современников, феноменальным басом. Особенно любили богомольцы бывать «у Исаакия» в Великий четверг на Страстной седмице Великого поста, когда совершался обряд умовения ног — в воспоминание Тайной вечери, во время которой Спаситель умыл ноги своим ученикам.

С 1879 года, по инициативе соборного старосты генерала Е.В. Богдановича, собор стал издавать и распространять брошюры и листки нравственно-религиозного содержания, обращенные к простому и имевшие большую популярность. С 1896 года при главном храме империи действовало братство, содержавшее на свой счет несколько благотворительных учреждений, с 1911 года — общество хоругвеносцев. В 1909 году в Исаакиевском соборе — впервые в Санкт-Петербурге — служилась литургия, сопровождаемая всенародным пением.

Перед революцией служение в кафедральном соборе несли пять священников. Последним его настоятелем (с 1917 года) был протоиерей Николай Григорьевич Смирягин.

Маятник Фуко в Исаакиевском Соборе

 Изобретение маятника, наглядно демонстрирующего вращение Земли, принадлежит французскому физику и астроному Жаку Фуко (1819—1868). Впервые публичный эксперимент с маятником Фуко был проведен в Париже в 1851 году. Тогда Фуко подвесил под куполом Пантеона металлический шар массой 28 килограммов (с прикрепленным снизу острием) на стальной проволоке длиной 67 метров. Маятник был устроен таким образом, что мог качаться не в одной плоскости (как часовые маятники), а во всех направлениях. Под маятником сделали круговое ограждение радиусом 6 метров с центром прямо подточкой подвеса, а внутри ограждения насыпали песок. Острие, прикрепленное к шару, прочерчивало песок на своем пути, и вскоре стало видно, что плоскость качания маятника поворачивается по часовой стрелке относительно пола: при каждом следующем качании острие сметало песок приблизительно в трех миллиметрах от предыдущего места. Так зрители могли увидеть своими глазами вращение Земли.
Маятник Фуко, действовавший в Исаакиевском соборе с 1931 года, сейчас демонтирован, однако в России есть несколько других подобных маятников, хотя и меньшего размера (в Санкт-Петербургском и Волгоградском планетариях, а также в Алтайском университете).

«Торжество науки над религией»

После революции кафедральный собор не избег общей для всех храмов участи. В 1922 году его буквально ограбили — под благовидным предлогом помощи голодающим. Большевистская программа изъятия церковных ценностей обошлась Исаакиевскому собору в 48 килограммов золота и 2200 килограммов серебра.

Неоднократно (в 1923 и 1927 годах) власти пытались закрыть собор, но увенчались успехом эти попытки только в 1928 году. Еще через два года с соборной звонницы сняли все колокола (их отправили в переплавку), а в самом соборе открылся антирелигиозный музей, гордостью которого стал маятник Фуко на подвесе длиной 98 метров. Маятник запустили в ночь с 11 на 12 апреля 1931 года, и тогдашние газеты преподносили это событие как «торжество науки над религией» — хотя, собственно говоря, Церковь никогда ничего не имела ни против Жака Фуко, ни против его маятника.

С началом Великой Отечественной войны Исаакиевский собор был приспособлен под хранение экспонатов из пригородных ленинградских музеев, а также из Летнего дворца Петра I и Музея истории города. О периоде блокады до сих пор напоминают следы вражеских снарядов, оставшиеся кое-где на колоннах.

В 1948 году в Исаакиевском соборе открылся одноименный музей, а после реставрационных работ 1950-1960-х годов на колоннаде собора была оборудована смотровая площадка для посетителей, подняться на которую — ради прекрасного вида на город — считают своим долгом почти все гости Петербурга.


Саша Митрахович 27.12.2016 09:53

Читать следующую статью

Колокольня и купол Исаакиевского собора

Читать предыдущую статью

Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге

Поделиться с друзьями:

Коментарии: (0)

Вы можете оставить первый комментарий к статье

Каптча

Новые посты

Это интересно

Загрузка...