Михаил Диев

Михаил Диев

Священник Михаил Диев родился в 1794 году. Обстоятельства его рождения были примечательными: появился на свет он мертвым, но его «откачала бабка Ирина Константиновна».

Не последнюю роль в формировании молодого человека сыграли окружение, родственники да и сам географический фон его жизни, уместившейся в большом нерехтском треугольнике: Воскресенская церковь, настоятелями которой были еге отец и брат; древняя Успенская церковь в селе Тетеринском, где настоятелем служил родной дядя Михаила, отец Петр Агриколянский (в дальнейшем ученый архимандрит Платон, настоятель нескольких северных монастырей); наконец подгородное Сыпаново с Троицким храмом на месте упраздненного в 1764 году Пахомиево-Нерехтского монастыря, где отец Михаил провел более тридцати лет.

Учился Михаил Диев в Костромской семинарии, по ее окончании в 1813 году венчался в Успенской церкви Тетеринского и был рукоположен священником к этому же храму.

В этих местах началась его научная деятельность — с труда «История Западной Церкви в осьмом на десять столетии», доставившего ему в 1827 году место законоучителя в Нерехтском уездном училище и знакомство с Ю. Н. Бартеневым, директором училищ Костромской губернии. Тот поддержал молодого исследователя, представив его своим московским знакомым — в частности, профессору Московского университета И. М. Снегиреву, исправлявшему должность секретаря Императорского общества истории и древностей российских. Снегирев и стал главным распространителем трудов нерехтского священника в тогдашней отечественной научной среде, его «популяризатором» и защитником.

С 1829 года священник Михаил Диев числился членом названного общества. С этого времени исторические труды его полились как из рога изобилия. Увы, творческая радость была омрачена и скорбями. Епископ Павел (Подлипский), занявший Костромскую кафедру в 1830 году, не одобрял деятельности ученого батюшки, считая, что она не лучшим образом отражается на его священническом служении.

Нашлись в Тетеринском и Нерехте завистники и недоброжелатели, посыпались доносы, было организовано письмо прихожан с просьбой, «что, — цитируем отца Михаила, — они меня не желают иметь при церкви священником за то, что будто рано и скоро пою обедни, не сходил в Богоявленьев день с другим священником на воду и не ходил в ход около вотчины. Прочие прихожане были включены в просьбу заочно, так что человек за десять, умеющих грамоте, подписались другие...» После этого епископ Павел предписал отцу Михаилу подыскивать себе новый приход.

Так священник в 1832 году оказался в Сыпанове, настоятелем Успенской церкви упраздненного Троице-Сыпанова монастыря. Впрочем, преследования на этом не прекратились. Сменивший епископа Павла на Костромской кафедре епископ Владимир (Алявдин) относился к отцу Михаила не менее предвзято.

Заметим в скобках — вообще-то это более чем странно, ибо оба архиерея сами были пишущими людьми: в активе епископа Павла — описания пяти костромских монастырей, епископ Владимир оставил после себя сборник проповедей, несколько биографических и исторических работ, автобиографию... Не имела ли место тут быть творческая зависть? Хотя, возможно, причина недоброжелательства заключалась в другом — в том, что с московскими своими знакомцами отец Михаил сообщался через голову епархиального начальства.

Как бы ни было, но дело дошло до того, что в 1839 году отец Михаил был запрещен в священнослужении и отрешен от должности законоучителя. Лишь помощь верных друзей помогла ему решить это дело в свою пользу. В. А. Жуковский и А.Н. Муравьев обратились напрямую к наследнику престола, тот известил о случившемся императора Николая I — и вскоре справедливость восторжествовала. Святейший Синод нашел, «что донос, по поводу коего Диев состоит под запрещением, заключает в себе разные предметы, и потому на основании Свода Законов тома 10, ст. 1672, не следовало бы и принимать оный в действие; между тем начальным исследованием по тому доносу никаким обвинением на священника Диева не выведено, а дела, прежде касавшиеся до него, не заключают в себе особой важности, как то видно из существа и самых изысканий, по тем делам положенных... Вообще по справке о Диеве нельзя решительно заключить о том, чтобы он был человек дурных свойств, а напротив, представленный им при прошении опыт собственно его сочинения обнаруживает в нем похвальную склонность к ученым трудам». Вскоре отец Михаил вернулся к исполнению священнических обязанностей и преподаванию Закона Божия.

В 1842 году епископ Владимир (Алявдин) был переведен в Тобольск, и после этого провинциальные дрязги улеглись: более никто не мешал сыпановскому священнику все свое свободное время посвящать научным трудам и поискам исторических источников. Последнее было едва ли не труднее собственно писания. Сам отец Михаил признавался: «Не столько затрудняет соображение, сколько поиск материалов, к коим надобно пролагать пути докуками, а иногда карманом...» К счастью, в Сыпанове обнаружился монастырский архив, ставший прекрасным подспорьем в работе. Всего в творческом наследии нашего героя насчитывается более восьмидесяти научных трудов!

Пришло и признание. В 1842 году отца Михаила пригласили в качестве сотрудника в Комиссию, учрежденную при Святейшем Синоде для исправления и пополнения истории Российской иерархии. В 1857 году святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский, рассмотревший по поручению Святейшего Синода сочинение отца Михаила Диева «Поверка иерархических каталогов с летописями и актами», ходатайствовал о возведении нерехтского священника в сан протоиерея, что и было исполнено.

Жизнь ученого батюшки между тем клонилась к закату. В 1865 году отец Михаил перенес инсульт, после которого он уже не владел правой рукой. В связи с этим он подал рапорт об увольнении «как от должности священника, так благочинного по XII округу и депутата по нерехотским училищам» — просьбу эту епархиальное начальство уважило. За за три года до этого отец Михаил приобрел усадьбу Жары (ныне это Судиславский район Костромской области), куда теперь и переехал. В феврале 1866 года он скончался и был похоронен при храме села Ильинского на реке Мезе.

В советское время кладбище это уничтожили, определить место погребения знаменитого священника и восстановить могилу удалось лишь в 1989 году, во времена «возвращения к истокам». Память о земляке трепетно хранят в его родной Нерехте. На трех зданиях, связанных с жизнью отца Михаила, установлены памятные доски; с 1989 года в городе проходят Диевские чтения; с 1999 года имя М. Диева носит районная библиотека.

Личности России.


Саша Митрахович 22.02.2018 16:05

Поделиться с друзьями:

Коментарии: (0)

Вы можете оставить первый комментарий к статье

Каптча

Новые посты

Это интересно

Загрузка...