Прогулка по старому городу Мышкину

Прогулка по старому городу Мышкину

Приглашаем вас на прогулку по старому городу Мышкину и его окрестностям. Тут каждый найдет что-то для себя: одни заинтересуются храмовой архитектурой, других покорит атмосфера купеческой глубинки, третьи потратят целый день на многочисленные музеи... ну а кого-то не оставит равнодушным простой и несколько экзотичный в наше время деревенский быт маленького субэтноса кацкарей.


В XX веке город Мышкин был «разжалован» в село; это сильно затормозило развитие населенного пункта, но, с другой стороны, позволило в какой-то мере «законсервировать» его внешний облик. Он не оброс новостройками и новоделами, как Ярославль; не понес исказивших лицо города утрат, как Кострома или, в меньшей степени, Углич.

«Парадный фасад» Мышкина с Волги по-прежнему определяют доминанты церквей, окруженные городской средой — спускающимися с холмов к реке купеческими жилыми домами и общественными сооружениями. Храмов немного, но их роль в застройке сохранена.

Ампирный Никольский собор.Главной организующей точкой остается Успенский собор; таковым он должен был стать согласно плану 1780 года. Высочайше утвержденная планировка отражала «подаренный» Мышкину в 1777 году статус уездного города и учитывала особенности топографии. Изгиб реки позволял развернуть на приволжских террасах своего рода амфитеатр; сбегавшие вниз овраги, нарушая строгий классицизм городского плана, невероятно обогащали и украшали панораму. Городские площади следовало организовать вокруг храмов: Успенского, на тот момент существовавшего только «в теории», и Никольского, уже прочно стоящего на земле.

Надо сказать, что возведение Успенского собора сильно повлияло на всю городскую застройку: сооружение несколько «вывалилось из масштаба», доминирование оказалось очень уж сильным. Для того чтобы новый храм не подавлял город (хотя можно прочитать и так: чтобы город соответствовал новому храму), пришлось пойти на ряд радикальных мер, таких как перестройка Никольского собора в стиле ампир.

Вообще-то изначально Никольский храм был построен на месте сгоревшей деревянной церкви в 1766 году тщанием купца Александра Петровича Березина, выходца из Мышкина, сделавшего головокружительную карьеру для уроженца провинциального села (тогда еще села!):

Другие храмы

На старинной фотографии хорошо видна «перекличка сестер-колоколен».

От Никольского собора видна Вознесенская церковь села Охотина, что на другом берегу Волги. Это, собственно, уже не совсем Мышкин (номинально — совсем не Мышкин), но обойти храм вниманием просто невозможно — во-первых, он тоже участвует в городских пейзажах, во-вторых, его возведение также связано с именем А.П. Березина. На этом самом месте в 1740 году будущий влиятельный купец — в то время восьмилетний хворый пастушок — удостоился чудесного видения: в момент скорби душу его озарил сверхъестественный свет, и услышал он слова: «Господь тебя на труды поставил; не тужи, молись Богу и будешь богат»...

«Пастушкова» церковь в Охотине.Все так и случилось. В 1790 году разбогатевший Березин построил на другом берегу Волги, на пустынном тогда месте «обетную» церковь. Власти, надо сказать, некоторое время противились возведению храма в столь неожиданном месте, но купец знал, какие задействовать рычаги, и разрешение было получено.

В советское время охотинский храм в стиле классицизма стоял в полном запустении и резко диссонировал с обжитым левым берегом Волги; сейчас церковь отремонтирована и снова радует глаз напоминанием о Божественном чуде. Память о нем хранит и неофициальное, «народное» название охотинского храма — «Пастушкова» церковь.

Еще одна церковь Мышкина (Скорбященская, 1862) стоит на городском кладбище, далеко от центра города, и в панораме с реки не участвует. Впрочем, любителям архитектуры стоит отклониться от традиционного туристического маршрута, чтобы посмотреть на этот небольшой храм в стиле неоренессанса, поставленный близ родовой усыпальницы мышкинских купцов Чистовых — династии самых богатых городских купцов.

Ткань города

Скорбященская церковь на кладбище Мышкина.Дошедшие до нас гражданские строения Мышкина конца XVIII— XIX веков полностью соотносятся с планировочной концепцией 1780 года. Дома построены в «строгом» стиле по образцовым проектам. Наиболее богаты этими скромными и колоритными памятниками архитектуры улицы, идущие параллельно Волге: Угличская, Никольская, Карла Либкнехта, а также обе площади — Успенская и Никольская.

На Успенской привлекает внимание в первую очередь большая усадьба уже упомянутых Чистовых — ныне «Опочининская библиотека» (Никольская, 18). Этот большой двухэтажный особняк с цоколем и балконом, обращенным к реке, — один из лучших образцов верхневолжского провинциального классицизма. В интерьерах сохранились широкая лестница, над которой устроен живописный плафон, и многочисленные изразцовые печи с декором, судя по всему, столичной работы.

Другая усадьба Чистовых, где жил со своей семьей племянник основателя династии, построена через квартал, с другой стороны от Успенского собора (Либкнехта, 35). Это весьма богатый по меркам провинциального города классический особняк с двумя симметричными флигелями, выстроенный в начале XIX века. К той же эпохе относятся здание приходского училища (Никольская, 32), где ныне расположился Дом ремесел, усадьба купцов Ситсковых (Рыбинская, 23) с прилегающим Ситским садом, подаренным хозяевами дома городу, а также непритязательное здание городской думы (Ананьинская, 3).

Ананьинская улица сбегает по северному склону оврага, прорытого Никольским ручьем, к Никольской площади — одному из самых живописных мест в городе. Площадь украшают «полутораэтажная» (то есть, с деревянным вторым этажом на каменном первом) усадьба Столбовых — интересный образчик «мышкинской» резьбы по дереву, и богатый каменный, с деревянным балконом-«голубятней» дом Уездного земства, расположенный напротив простоватого здания гордумы. Его еще называют «Тютчевским домом» — в нем сейчас располагается Академия краеведения, экспозиции которой посвящены дворянскому роду Тютчевых.

Вид на восточную часть Никольской площади. На переднем плане усадьба Столбовых, слева — бывший трактир «Роза», замыкает перспективу «Тютчевский дом».

Гуляя по улицам города, следует обращать внимание на таблички! Ими в Мышкине помечен чуть ли не каждый дом. И это правильно! Не каждому же зданию быть архитектурным шедевром; и вот уже многочисленные домики, на обывательский взгляд так похожие друг на друга, сливаются в общий фон, как бы растворяясь в обобщенной ткани «городской среды». Но стоит появиться табличке, которая поведает нам о хозяине дома, а может, расскажет какую-нибудь забавную историю, и домик сразу выделяется из массы себе подобных, оживает, становится достопримечательностью!

Дом Чистовых-младших на улице Либкнехта.Обратите внимание на них, на эти домики. На улице Угличской — это дом Цыпленковых (№ 23, старейший деревянный дом города, XVIII век), дом Литвиновых (№ 24, эти купцы, как и Чистовы, владели несколькими домами) и дом Пожаловых (№ 26, интересен лепными наличниками).

На улице Никольской; так называемая кухмистерская Виноградова (угол Успенской площади, некогда лучший ресторан города, надстроенный над старым зданием торговых рядов), а на Никольской площади — полутораэтажный дом причта Никольского собора (№7, сейчас там располагается экспозиция «Мышкин православный»). И многие другие! И еще, обязательно зайдите на Верхний бульвар — как прежде, так и теперь это любимое место прогулок и мышкинцев, и гостей города. Виды на Волгу просто восхитительные!

Музеи Мышкина

Туристический центр «Мышкины палаты».

Предпринимательская жилка сильна в мышкинцах! Не пропала она и в советское время, когда город пытались вогнать в сельские рамки. Мышкинцы буквально «вытянули за волосы» из болота и себя, и свой город — вот он, отечественный пример истинного «self-made», или, по-русски говоря, «сделай себя сам»! Сделали. Создали в, казалось бы, «загибающемся городишке» оригинальный туристический бренд, который принес и славу, и, естественно, финансы. Туристы едут в город, в первую очередь, чтобы посетить его экстравагантные музеи.

Музей мыши расположен в старинном купеческом доме.Музей Мыши (Угличская, 18) — один из таких. Основан он в 1990 году, местные энтузиасты решили сделать ставку на... мышь, то есть на легенду об основании города. Его поистине удивительная популярность (причем не только в нашей стране, но и за рубежом) парадоксальным образом многократно превосходит собственно ценность экспозиции. Казалось бы — ну, мыши... игрушечные... сувенирные... сотни, тысячи мышей из разных концов света. А вот поди ж ты — туристический бум налицо! Люди валят толпами в «единственный в мире музей мыши», из других музеев приезжают — перенять опыт. Кстати, каждому посетителю, подарившему музею новый экспонат, здесь обещают бесплатный вход. Причем пожизненно.

Мышиную тему продолжают «Мышкины палаты» (Никольская, 6). Это целый туристическо-образовательный комплекс, активно использующий образ гербового грызуна — от мышиных короля и королевы в человеческий рост до мини-зоо-парка с живыми зверьками. А также, опосредованно, — Музей валенка (Никольская, 18). Вообще-то он специализируется... ну да, разумеется, на валенках. И его экспозиция — не только чистая «развлекаловка», отсюда можно вынести кое-что познавательное, например, узнать об устройстве чесального станка — многие ли в наши дни вообще представляют себе, что такое чесальный станок? Но без городского колорита никуда, так и появились в фондах музея, в частности, валеночные... или валяные? мыши. Кстати, действительно, забавно.

Обязательно надо посетить экспозиции (как павильонные, так и под открытым небом) Мышкинского народного музея. Он большой, многогранный и многотемный. Музей Мыши — его флагман, но другие выставки не менее, а подчас и гораздо более, интересны!

Шикарен музей «Столица лоцманов». Здесь можно увидеть массу старинных вещей, сопутствовавших горожанам и селянам в быту, прекрасные образцы резьбы по дереву и деревянной скульптуры и незатейливые на первый взгляд свидетельства тех времен, когда Мышкин был именно столицей верхневолжских лоцманов, а не мышей.

После этого музея прямая дорога в «Ремесленную слободку» — нечто среднее между музеем малых деревянных архитектурных форм и развлекательным центром с интерактивной программой и мастер-классами. Кого-то заинтересуют часовенки и резные наличники, кого-то — действующая кузня или, скажем, наглядный урок токаря и ткачихи.

Ну а куда направиться дальше, выбирать посетителям — можно в Музей водки Петра Смирнова пойти, а можно остаться на улице и походить вдоль навесов с ретро-техникой. Тут и старые мортирки, и боевитые армейские джипы, и легендарные полуторки, и сельхозтехника широкого профиля.

В Народном музее Мышкина: экспозиция малых форм деревянной архитектуры.

В конце лета под эгидой «Музея уникальной техники» в город съезжается большое количество двух-, трех- и четырехколесного антиквариата, раритетов и винтажек. Все это синхронно заводится и начинает ездить по улицам в рамках фестиваля «Мышкинский самоходъ».

На берегах реки Кадки

Мышкинский район не то чтобы изобилует достопримечательностями, но уж точно — балует особым колоритом. Левобережье Волги западнее Углича и Большого Села, обширный регион лесов, озер и болот южнее Мологи и Рыбинского водохранилища, земля, перерезанная голубыми линиями рек Сить и Сутка... Край, словно убежавший от людей и цивилизации, до конца не познанный, живущий по старинке в гармоничном созвучии с природой! А вот все-таки и следы человеческого пребывания: относительно неплохо, для «медвежьего угла», сохранившаяся усадьба дворян Кожиных в селе Кривец (в прошлом эффектная ярусная усадебная церковь сохранилась куда хуже дома). Или еще одно забытое дворянское гнездо — Артемьево с перестроенным домом и в окружении уцелевших деревьев парка.

Своеобразны часто встречающиеся в этих краях пятиглавые церкви конца XVIII века — этакий «послебарокко-недоклассицизм», провинциальная интерпретация междустилья. Характерный, и лучше всего сохранившийся пример — Преображенская церковь села Поводнева (1763). Хуже сохранились храмы селений Сера (1777) и Архангельское (1788). Часто встречаются подобные церкви в северо-западном направлении, к Некоузу... впрочем, не станем углубляться столь далеко, ограничимся поездкой на берега реки Кадки, в деревню Мартыново. К кацкарям.

Уголок этнографической избы

Вы спросите — кто такие кацкари? А те самые, с берегов Кадки. На современных картах порой видим — Катка. Так вот, кацкари, во-первых, твердо знают, что «Кадка» — через «д». Во-вторых, они говорят на своем особом диалекте, то бишь «бахорят по-кацки»: тут и «вздравствуйтё» вместо «здравствуйте», и «до встрёчин» вместо «до свиданья», и вообще совершеннейшие экзоты вроде «вас цельнёё голомено примаскалило»... Для тех, кому непонятно, организованы экспресс-курсы кацкого диалекта. Но мы забегаем вперед.

Итак, Мартыново. Довольно крупное село в сорока километрах от Мышкина, жителей более ста пятидесяти, все, как уверяют они сами, — коренные. В былые годы — центр волости Кадка, сохранились избы, которым сто лет и больше. В одной из таких, при содействии областной администрации, в 2000 году открыли муниципальный Этнографический музей кацкарей — маленького локального субэтноса, относящего себя «как бы к русским, а как бы и не совсем». В настоящее время изб уже не одна, а три, не считая хозяйственных построек и подворья с традиционной крестьянской скотиной: коровами, лошадьми, козами, а также всевозможной домашней птицей. Да, этот музей — вполне себе живой!

В «этнографической избе» разместилась основная экспозиция — это полностью воссозданное жилье среднестатистического обитателя Кацкого стана. По внешнему виду — достаточно типовая для Центрально-русского региона избушка: экстерьерными «изысками» кацкари особо не занимались, в отличие от их соседей по региону — мастеровых-плотников сицкарей из Некоузского и Брейтовского районов. У кацкарей основные отличия — внутри; знаток русского крестьянского быта обязательно их отыщет, а не сумеет — так экскурсоводы помогут. Как утверждают сотрудники музея, только у них можно увидеть такие исключительно кацкие «эндемики», как обрать (льняная уздечка) или громотуха (местный вариант погремушки из бычьего пузыря).

Вторая часть музейной экскурсии — поход на подворье. Очень полезно и для городского жителя — хотя бы на полчаса прикоснуться к сельскому быту. Прикоснуться в прямом смысле слова к шершавому языку коровы, к осторожным губам лошадей и овец, берущих корм с рук, к мягкому оперению бегающих у ног кур. Зимой лошадок запрягают и устраивают заезжим туристам катание.

Ну и угостят здесь, разумеется, по-кацки — еда простая, деревенская, зато из настоящей русской печи, с пылу с жару, а главное — наесться можно досыта, то бишь «наволодаться» по-местному. Кстати, желающим научиться «бахорить» — добро пожаловать в «выстовку», аутентичную сельскую школу образца первой половины XX века. Тут вкратце посвящают в тонкости диалекта. Для тех, кто хочет погрузиться в культуру субэтноса поглубже, такая возможность тоже предусмотрена: для детей — викторины, для взрослых — театрализованное представление, в котором зрители плавно и незаметно для самих себя становятся участниками...


Саша Митрахович 21.02.2018 10:24

Поделиться с друзьями:

Коментарии: (0)

Вы можете оставить первый комментарий к статье

Каптча

Новые посты

Это интересно

Loading...