Симеон Бекбулатович

Симеон Бекбулатович

Татарский царевич Бекбулат, внук хана Большой Орды Ахмата, перешел на русскую службу около 1562 года. Очевидно, вместе с ним в Московском государстве оказался и его сын Саин-Булат, который через несколько лет принял православие и стал Симеоном Бекбулатовичем. Сколько ему было лет на тот момент, сказать затруднительно, но, вероятно, будущий государь тогда был еще достаточно молодым человеком.


Первое упоминание о Симеоне Бекбулатовиче относится к 1570 году. К этому времени он уже носил титул Касимовского царя. Время и обстоятельства «пожалования» Саин-Булата неизвестны.

Историк А. А. Зимин так раскрывает тайну выдвижения татарского царевича:

«Пожалование Саин-Булату Касимова и „царского“ титула можно объяснить родственными связями с „царем“ Шигалеем, его предшественником в Касимовском княжестве. Оно свидетельствовало и о стремлении Ивана IV добиться расположения определенной части татарской знати. К середине 70-х годов XVI века Саин-Булат был единственным „царем“ на Руси (кроме самого Грозного). К этому времени он доказал свою преданность государю. Во время зимнего похода 1571 —1572 годов „на свейские немцы“ он возглавлял вместе с князем В. Ю. Голицыным и Н. Р. Юрьевым рать, отправленную к Орешку. Ходил он и к Выборгу. Осенью 1572 года Саин-Булат вместе с Иваном IV направился в поход под Пайду. Затем он осаждал Колывань. Незадолго до 15 июля 1573 года Саин-Булат крестился, приняв имя Симеона. В 1575 году, очевидно, умер Михаил Кайбулич, и Симеон Бекбулатович стал самым видным татарским царевичем на русской службе».

Симеон Бекбулатович на великокняжеском престоле «Всея Руси»

После отмены опричнины в 1572 году прошло три года, и Грозный решил вновь разделить страну. Осенью 1575 года касимовский правитель Симеон Бекбулатович был торжественно провозглашен в Успенском соборе Московского Кремля «великим князем всея Руси», а Иван Васильевич стал именоваться князем Иваном Московским. По свидетельству автора Пискаревского летописца, он «ездил просто, что бояре, а зимою возница в оглоблех... А как приедет к великому князю Симеону, и сядет, далеко, как и бояря, а Симеон князь велики сядет в царьском месте».

Истинные причины решения государя остаются неизвестными. Уже его современники размышляли об этом шаге державного, высказывая различные предположения. И нам приходится только гадать, какие мотивы побудили Ивана Васильевича к действию.

Сделано несколько основных предположений. Во-первых, внешнеполитическая необходимость, связанная с попыткой Ивана Грозного выдвинуть свою кандидатуру на пустующий польский престол и таким образом завершить Ливонскую войну. Во-вторых, реставрация опричнины в новых условиях и желание усилить личный террор против неугодных. Впрочем, иногда на разделение страны в 1575 году смотрят и как на антиопричнину. В-третьих, целью царя называют отказ от обязательств, розданных от царского имени, в первую очередь финансовых. В-четвертых, существует «мистическое» объяснение. Оно основывается на свидетельстве все того же Пискаревского летописца, который записал слухи, ходившие в народе. Так, современники поговаривали, что Грозный испугался предсказания волхвов, напророчивших на этот год «московскому царю смерть». Перестав быть царем, костлявую «даму» с косой можно было попытаться обмануть.

Конечно, слухи есть слухи, но, как справедливо считают некоторые специалисты, в колдунов и предсказателей тогда верили безоговорочно. Вот что пишет по этому поводу знаменитый исследователь грозненской эпохи В. Б. Кобрин: «Дела о „ведунах“, которых держали у себя для гаданий, весьма распространены. Так, при Федоре Ивановиче родственников последней жены царя Ивана — Нагих — обвиняли в том,что они специально „добывали“ ведунов, чтобы узнать, „сколь долговечен“ царь Федор. Если царь действительно испугался предсказания, то я даже готов признать за ним некоторую толику своеобразного гуманизма: отказавшись сам от титула московского царя, он не подставил под удар судьбы-злодейки и Симеона — тот был всего лишь великим князем, а не царем, да к тому же не московским, а „только“ всея Руси. Так что в этом году просто не было „московского царя“». Ни одно из предположений пока не доказано и не опровергнуто.

Симеон Бекбулатович - хозяин земли Тверской

Высокое положение татарина Симеона Бекбулатовича было неприемлемо для большей части русской аристократии. Сохранились сведения, что «елицы же супротив сташа, глаголюще: „Не подобает, государь, тебе мимо своих чад иноплеменника на государство поставляти“. И на тех [Иван Грозный] возъяряся».

Не до конца прояснены и полномочия Симеона. Есть основания предполагать, что от его имени велась значительная часть внутренней политики, а внешняя целиком оставалась в ведении Ивана Грозного. В то же время большинство историков сходятся на том, что права Симеона были сильно ограничены, видимо, он был лишен даже права выдачи жалованных грамот монастырям. Скорее всего, перед нами пример «политического маскарада», когда за спиной формально восседающего на великокняжеском престоле «всея Руси» бывшего касимовского царя реальная политика велась руками все того же Ивана Грозного.

В августе 1576 года Симеон Бекбулатович лишился своего московского престола: Иван Васильевич упразднил свой «удел», вернулся в Кремль, а верному слуге Бекбулатовичу пожаловал земельные владения в Твери и Торжке. Тот стал называться «великим князем Тверским». Видимо, было бы неправильно преувеличивать положение Симеона, которое он обрел в Твери. У него действительно был свой двор с положенным числом придворных, к нему обращались с различными земельными просьбами, и великий князь имел право судить-рядить в спорных случаях. Но настоящим государем он все-таки не являлся, его «великое княжение», конечно, несопоставимо с правлением исконных великих князей Ярославичей.

Звезда и смерть Симеона Бекбулатовича

Точные вехи медленного заката звезды «царя» Симеона Бекбулатовича неизвестны, но общая линия движения вниз прослеживается. По словам московских летописцев, Симеон лишился великого княжения Тверского еще при царе Федоре Ивановиче. Царь Федор властвовал с марта 1584 по январь 1598 года. Показательно, что последние упоминания Симеона с великокняжеским титулом относятся к 1585 году.

Его «сведение» с престола подтверждается и присягой на имя Бориса Годунова 1598 года. В момент венчания Бориса на царство «царь Симеон Бекбулатов» именовался уже без великокняжеского титула.

Кушалинская волость Симеона Бекбулатовича перешла в царские владения. Для управления были назначены дворцовые приказчики. Передача земель возможно, сопровождались некоторым волнением среди местного населения. Во всяком случае, кое-кто из кушалинских „мужиков“ были отправлены в Сибирь, а их имущество отписано в казну.

Конфискация вотчины свидетельствовала о том, что власти предъявили Симеону достаточно серьезные обвинения. Тем не менее местом его ссылки стали не сибирские города и не северные погосты, а его собственные недавние владения. Условия ссылки были почетными. Симеон жил в Кушалине в окружении своего двора.

Подобно Филарету, Симеон получил послабления, но ему не разрешили вернуться в Москву. Годунов нашел время, чтобы написать ему утешительное послание. Государь обещал, что на свой день рождения он пожалует ссыльного и даст ему свободу. Однако обещание осталось невыполненным. Сколько бы мягкими не были гонения на служилого „царя“, они дали почву для слухов, порочащих Годунова. Ослепший от старости Симеон сам жаловался Я. Маржарету, будто лишился зрения из-за Бориса, приславшего ему отравленного вина. В русских летописях то же обвинение приобрело мистический оттенок: царь якобы ослепил Симеона с помощью некоей „волшебной хитрости“.

Надежда на восстановление хотя бы некоторого положения возникла в 1605 году, когда Лжедмитрий I пригласил Бекбулатовича в Москву. Однако здесь от него потребовали, как свидетельствует «Новый летописец», поддержать окатоличивание России. Бывший мусульманин, ставший ревностным православным, ответил отказом.

Лжедмитрий не стал церемониться и отправил Симеона в Кирилло-Белозерский монастырь. По разным источникам, это произошло 29 марта или 3 апреля 1606 года. В обители Симеон был пострижен в монашество с именем Стефан.

При Василии Шуйском Симеона-Стефана перевели в Соловецкий монастырь, где он пробыл до изгнания поляков из Москвы. По решению Земского собора высокородного монаха вернули в Москву. Точное время его возвращения в столицу неизвестно, но это произошло не ранее венчания на царство Михаила Романова 22 июля 1613 года.

Старец Стефан ушел из жизни 5 января 1616 года и был похоронен в Симоновом монастыре, где девятью годами ранее нашла свое последнее пристанище его жена Анастасия, в инокинях — Александра.

Выдающиеся личности России.


Саша Митрахович 05.02.2018 09:07

Поделиться с друзьями:

Коментарии: (0)

Вы можете оставить первый комментарий к статье

Каптча

Новые посты

Это интересно

Загрузка...