Смоленская икона Божией Матери — «Одигитрия Смоленская»

Смоленская икона Божией Матери — «Одигитрия Смоленская»

Наверное, нет на Смоленщине такого храма, где не было бы списка с главной святыни — Смоленской иконы Божией Матери, именуемой «Одигитрией». Да, собственно, и по всей России затруднительно отыскать церковь, где бы «Одигитрия» отсутствовала. Это самая известная православная икона России.

Путеводительница

Смоленская икона относится к типу иконографии Пресвятой Богородицы, который называется «Одигитрия», что в переводе с греческого означает «Путеводительница». На иконах этого типа Божия Матерь изображена в торжественной позе с поднятой рукой, обращенной к Своему Сыну, как бы указывающей человечеству путь к спасению.

Икона Пресвятой Богородицы «Одигитрия-Смоленская» известна на Руси еще с древности, но какие-либо достоверные сведения о ее происхождении на сегодня пока что отсутствуют. По церковным же преданиям, Смоленская икона Божией Матери является списком с «Одигитрии-Влахернской», которую написал сам апостол и евангелист Лука.

Когда-то Пресвятая Богородица привела с собой двух незрячих людей в храм Влахерна, одного из пригородов Константинополя. Подведя их к Своей иконе, она вернула слепцам зрение. Отсюда и ведет свое начало название иконы «Одигитрия»: в переводе с греческого оно значит « Путеводительница ».

Икона Божией Матери появилась в Константинополе

Церковное предание гласит, что этот чтимый во всем православном мире образ Божией Матери написал евангелист Лука еще во время Ее земной жизни. Примерно с V века икона находилась в Константинополе, во Влахернском храме. Уже тогда она прославилась как чудотворная. Во времена иконоборчества (VIII — начало IX вв.) благоговейные люди, чтобы спасти икону, замуровали ее в стене храма. Страшные десятилетия миновали, икону открыли вновь, и она вновь согревала сердца людей, щедро отдавая им благословение Божией Матери, «путеводительствуя» их ко Христу. Ведь «Одигитрия» — это «Путеводительница».

Е. Поселянин писал в начале XX века:

«Икона эта изображает Богоматерь в половину роста, по пояс, правая Ее рука лежит на груди, а левая поддерживает Богомладенца, который в левой Своей руке держит свиток, а правой благословляет. Цвет верхней одежды Богоматери — темно-кофейный, нижней — темно-синий; одежда же Младенца Иисуса темно-зеленая с прозолотью... Доска, на которой написана икона, очень тяжела и от времени так изменилась, что теперь трудно определить, из какого она дерева приготовлена. Она нагрунтована мелом на клею и обтянута холстом. Длина иконы 1 аршин и 2 вершка, а ширина 14 вершков».

Икона Божией матери заступница Византии

Жители Константинополя молились перед чудотворным образом обо всех своих нуждах. Молились и тогда, когда под стенами города показывались враги — например, славяне. Византийцы страшились и презирали этих диких язычников, одетых чуть не в звериные шкуры. И прибегали к помощи Божией Матери, чтобы Она избавила Своих верных от варваров. И Она — избавляла, а верные воспевали Ей благодарственную песнь: «Взбранной Воеводе победительная...» Ту самую, которую вот уже много веков подряд воспевает Русская Церковь.

Как икона Божией матери попала на Русь

Должно быть, жаль было ромеям отдавать в далекую, еще так недавно ставшую христианской, страну свою святыню. Но император отпускал на Русь свою дочь Анну (и тоже, должно быть, с сожалением), и икона должна была уйти вместе с ней как родительское благословение. Именно так, согласно преданию, пришла в наши пределы «Одигитрия» — вместе с царевной Анной, сговоренной князю Всеволоду Ярославичу.

Умирая, Анна благословила иконой своего сына Владимира, в русской истории оставшегося как Владимир Мономах. Он же, начав княжить в Смоленске, взял «Одигитрию» с собой. И с тех пор она — «Одигитрия Смоленская».

Вся древнейшая история Смоленской иконы лежит в области преданий. Важнейшее из них связано с эпохой Батыева нашествия. В 1238 году к Смоленску подошли монгольские полчища. Воин по имени Меркурий, молясь перед образом, получил указание Богородицы сразиться со стоящим у стен врагом. Монголы видели, что Меркурию помогают в бою молниеносные мужи и лучезарная Жена.

Охваченные ужасом, бросая оружие, враги бежали, гонимые неведомой силой. Меркурий принял в бою мученическую кончину и был канонизирован Русской Церковью. Впоследствии он стал одним из самых почитаемых в Смоленске святых.

Из Смоленска в Москву и обратно

В 1398 году дочь великого князя Литовского Витовта (а Смоленск находился тогда в составе Литвы) вышла замуж за великого князя Московского Василия Дмитриевича. Как некогда царевна Анна, в благословение на супружескую жизнь она получила древнюю икону Божией Матери. Москвичи с честью встретили чудотворную и поставили ее в Благовещенском соборе Кремля, по правую сторону от Царских врат.

Спустя полвека, в 1456 году, смоляне упросили вернуть их главную святыню. В Москву прибыл епископ Смоленский Мисаил в сопровождении многих знатных граждан, и великий князь Василий Васильевич должен был отпустить «Одигитрию». Он попросил лишь время на то, чтобы снять с нее копию.

С чудотворной иконы был написан точный список, который поместили в башне крепостной стены, над Днепровскими воротами, под специально устроенным шатром. Позже, в 1727 году, там была устроена церковь.

Е. Поселянин в книге «Богоматерь. Описание Ее земной жизни и чудотворных икон» рассказывает:

«Перед отправлением св. иконы из Москвы, все собрались в церковь Благовещения. После литургии и молебна к Смоленской святыне в последний раз подошли приложиться митрополит, великий князь и княгиня с детьми Иоанном, Юрием и Борисом; младшего сына Андрея принесли на руках. Все с великим благоговением поклонились св. иконе. Великий князь с помощью митрополита Ионы вынул св. икону из киота и передал ее епископу Мисаилу... Торжественно, с крестным ходом, в воскресенье 18 января провожали Смоленскую икону из Москвы до монастыря Саввы Освященного, что на Девичьем поле. Совершив здесь последнее молебствие перед св. иконой, отпустили ее в Смоленск».

А в 1524 году Василий III основал на Девичьем поле, где москвичи «со многими слезами» провожали икону, монастырь, драгоценной святыней которого стал список со Смоленского образа. В ряде источников (и, в частности, у Е. Поселянина) утверждается, что это был список, прежде находившийся в Благовещенском соборе, другие же говорят о втором списке «мера в меру», каковой и поставили в Смоленском соборе Новодевичьей обители.

Два чудотворных образа Божией Матери

Киот со Смоленской «надвратной» иконой Пресвятой Богородицы в Успенском соборе Смоленска.

Естественно, появлялись копии древней иконы и в самом Смоленске. И иногда они «наследовали» чудотворные свойства первообраза.

В 1602 году, когда строилась в Смоленске крепость, решили поместить Смоленскую икону Божией Матери в башне над Днепровскими воротами. Но, конечно, не саму икону, а список с нее — причем список «укрупненный», дабы лучше видно было с земли.

В 1729 году вместо собственно воротной башни, пострадавшей и во время взятия Смоленска поляками, и во время «отбития» его москвичами, в стену встроили деревянный Одигитриевский храм. К тому времени смоляне уже знали, что Пресвятая Богородица равно подает помощь страждущим и через старую Свою, и через новую икону. Поэтому богомольцев в Одигитриевском храме было не меньше, чем в Успенском.

В начале XIX века деревянную Одигитриевскую церковь сменила каменная, а 5 августа 1812 года надвратная «Одигитрия» покинула город вместе с русскими войсками, отступавшими после кровопролитного сражения за Смоленск. Она находилась в армии во все время кампании.

Что касается древнейшего образа Богоматери, то его также эвакуировали из Смоленска. В день Бородинского сражения его обносили вместе с самыми чтимыми московскими иконами Пресвятой Богородицы — Иверской и Владимирской — вокруг Белого города, Китай-города и Кремля, а затем понесли в лазарет, чтобы укрепить раненых. Перед оставлением Москвы все «транспортабельные» московские святыни отправили в Ярославль, ибо уже были известны многие случаи кощунств в отношении икон и мощей со стороны французов. После войны, конечно, обе иконы возвратили в Смоленск.

Утрата Смоленской иконы Божией Матери

В XX веке Смоленская икона Божией Матери, находившаяся в Успенском соборе, пропала. Когда это произошло — в точности неизвестно. Возможно, сразу после закрытия собора в 1922 году, когда здесь расположился антирелигиозный музей (одним из экспонатов которого, если верить рассказам, было чучело козла в архиерейском облачении). Но есть свидетельства, что якобы в 1941 году, сразу после позволения оккупационных властей проводить богослужения в Успенском соборе, древняя икона находилась на месте. И оставалась здесь до ухода немцев, то есть до 1943 года.

По другим сведениям, в 1941 году «той» иконы уже не нашли и вместо нее поставили надвратную «Одигитрию». Собственно, именно она сейчас и пребывает в Успенском соборе.

Никаких документов, которые подтверждали бы увоз (или, упаси Бог, уничтожение) Смоленской иконы Божией Матери немцами, обнаружить не удалось. А ведь обычно оккупанты скрупулезно описывали и заносили в списки все русские ценности, препровождаемые ими в фатерланд. То есть остается предполагать, что икона либо погибла от рук большевиков, либо — и на это надеются смоляне — уцелела, спрятанная кем-то из верующих. Ведь подобное уже с ней бывало! Несколько десятилетий находилась она в стене Влахернского храма, укрытая от иконоборцев.

Списков с образа Божией Матери «Смоленская» существует огромное количество, из них только чудотворных и особо чтимых - не менее трех десятков. Иконописцы, как правило, изображают Пресвятую Богородицу «Одигитрию Смоленскую» по пояс, при этом левой рукой она поддерживает младенца Спасителя со свитком, а правой - благословляет род человеческий.

Белокаменная гробница Свирской церкви Смоленска

Что касается святынь и иных достопримечательностей, что находились в Свирской церкви Смоленска до 1917 года, то они, разумеется, были изъяты после ее закрытия. Дальнейшая судьба большинства из них темна, но местонахождение одного предмета, хранившегося в Михайло-Архангельском соборе, известно совершенно точно.

Речь идет о белокаменной гробнице, которую дореволюционные источники называют «гробницей князя Давида Ростиславича». Ее обнаружили в 1833 году в руинах Смядынского монастыря. Тогда губернатор Н. И. Хмельницкий отчасти по неразумию, отчасти из соображений экономии распорядился брать из древних развалин бут и кирпич для постройки шоссе. Найденную гробницу также ждала участь мостовой, но ее отстоял археолог Н. Н. Мурзакевич. Гробницу перенесли в Михайло-Архангельский храм, а после революции она оказалась в музее и вновь стала жертвой хозяйственного рвения (да еще, по-видимому, посаженного на идеологическую подкладку) — на сей раз директора музея. Ее разбили на куски с целью устройства... кормушки для свиней. И вот так, «фрагментарно», гробница теперь представлена в музейной экспозиции.

Современные авторы в целом согласны с тем, что в гробнице в свое время похоронили Давида Ростиславича. Но высказывают предположение, что у нее был еще один «владелец» — один из святых князей, Борис или Глеб. (Осмелимся предположить, что — Глеб, поскольку его крестили с именем Давид, и Давид Ростиславич, возможно, почитал его как своего покровителя, почему и захотел упокоиться в его гробе.) Дело в том, что в Смоленске представителей знати принято было хоронить не в известняковых гробницах, а в склепах, выложенных плинфой. Известняковые саркофаги — традиция южнорусская. Так что киевско-вышгородское происхождение смядынской находки вполне вероятно.


Саша Митрахович 04.03.2017 14:56

Поделиться с друзьями:

Коментарии: (0)

Вы можете оставить первый комментарий к статье

Каптча

Новые посты

Это интересно

Загрузка...