Николай Алма-Атинский

Николай Алма-Атинский

В 2000 году в Соборе новомунеников и исповедников Российских был прославлен митрополит Николай Алма-Атинский. Начало своему исповедническому пути он положил в Туле.

В 1923-1925 годах, в разгар обновленческого беснования, Тульской епархией управлял священноисповедник Николай (Могилевский; 1877—1955). Постриженник знаменитой Нило-Столобенской пустыни, выпускник Московской духовной академии, он много лет трудился на педагогическом и миссионерском поприщах. Но широкая богословская образованность не спасла его в 1922 году от уклонения в обновленчество. Правда, спустя несколько месяцев он «очнулся» от морока и, находясь в Тульской епархии, мужественно отстаивал последние рубежи обороны Патриаршей Церкви. За что и поплатился.

8 мая 1925 года епископа Николая арестовали, но, так как машина репрессий работала еще не в полную силу, в заключении он провел «всего» два года, после чего получил назначение на Орловскую кафедру.

Следующий арест последовал в 1932 году; довольно долго владыка находился в заключении в Сарове (а тюрьма там была устроена, как водилось, в монастыре). Николай Алма-Атинский вспоминал:

«Я перецеловал в монастыре все решеточки и все окошечки. В те времена была еще цела келья преподобного Серафима. Я все то время, что пребывал в Сарове, так и считал, что нахожусь на послушании у преподобного Серафима, по молитвам которого Господь посылает нам такое утешение, что мы можем служить в заключении Литургию и причащаться Святых Христовых Таин».

Крест Николая Алма-Атинского

В 1941 году владыка Николай был возведен в сан архиепископа, а буквально через несколько дней после начала войны его опять арестовали и после шестимесячного заключения в Саратовской тюрьме отправили в ссылку в Казахстан, в город Челкар Актюбинской области. Здесь он питался подаянием, жил в сарае и чуть не умер от недоедания и холода. Когда впоследствии его спрашивали, почему он не рассказал никому о своем сане, владыка отвечал:

«Если Господь посылает крест, Он же и силы дает, чтобы его нести, Он же его и облегчает. В таких случаях не должна проявляться своя воля, нужно всецело предаваться воле Божией. Идти наперекор воле Божией недостойно христианина, и после того, как человек терпеливо перенесет посланные ему испытания, Господь посылает духовную радость».

Глубокой осенью 1942 архиепископ Николай потерял сознание на дороге. Какой-то незнакомый человек, татарин, подобрал его и отвез в больницу. Потом он сообщил, что «сделать это ему велел Бог».

После больницы, где архиепископ провел, стараниями добрых людей, несколько месяцев (сам он, кстати, тоже старался быть здесь полезным и фактически взял на себя обязанности санитара), его жизнь стала несколько спокойней. К нему приехала духовная дочь В. А. Фомушкина, также ссыльная. Она-то и рассказала всем, что за «дедушка» питался милостыней и выносил судна за больными в Челкаре.

В 1945 году с владыки досрочно «сняли ссылку», а через полтора месяца Священный Синод назначил его управлять вновь образованной Алма-Атинской епархией. Действующая церковь была в то время в кафедральном городе лишь одна — маленькая, удаленная от центра. Архиепископ служил в ней каждый день, с благоговением и благодарностью Богу за возможность совершать литургию.

Сохранились воспоминания о служении владыки Николая в Алма-Ате, они позволяют прибавить к его образу весьма существенные черты. Например, в 1947 году, как рассказывают, он должен был лететь в Москву на заседание Синода. Во время посадки архиерей стоял у трапа и, нимало не смущаясь насмешками, благословлял всех пассажиров, входивших в самолет. Через некоторое время после начала полета пилоты забеспокоились: отказал один мотор. Положение было катастрофическим. Но владыка очень твердо сказал:

«Давайте помолимся! Ни одна душа не погибнет... Лишь немного в грязи выпачкаемся».

Встал и начал молиться. Постепенно почти все пассажиры присоединились к нему. И самолет тихо, словно кем-то поддерживаемый, опустился в заболоченное мелкое озерцо. Интересно было бы узнать: многие ли из летевших тогда с архиепископом Николаем уверовали? Или этот «курьез» быстро изгладился из их памяти, уступив место доводам «реальной жизни»?

Как умер Николаф Алма-Атинский

Незадолго до смерти владыку возвели в сан митрополита. Болел он давно, но как-то старался не замечать болезни, если нужно было служить. Никогда не соглашался остаться дома. Не хотел он и покидать Алма-Ату, хотя врачи советовали ему переменить климат. Он говорил:

«Здесь меня все так любит, и я хочу умереть на руках своих чад».

В ночь с 23 на 24 октября 1955 года архиепископ особенно долго и горячо молился. «Господи, не осуди мя по делом моим, но сотвори со мною по милости Твоей», — слышали близкие через притворенные двери. Много раз повторял он: «Господи! Милости прошу, а не суда».

24 октября владыка всем, кто приходил к нему, старался сказать что-нибудь ласковое, утешительное. Прощался. Но после обеда сердечный приступ с острой болью обессилил его, и он только лежал с закрытыми глазами. Без четверти пять, при последних словах канона на исход души, священноисповедник Николай отошел ко Господу.

Отпевал его в кафедральном соборе епископ Ташкентский Ермоген, а на кладбище гроб провожали, по подсчетам милиции, около 40 000 человек.


Саша Митрахович 17.04.2017 21:02
Загрузка...

Поделиться с друзьями:

Коментарии: (0)

Вы можете оставить первый комментарий к статье

Каптча

Новые посты

Это интересно

Loading...