Святой Даниил Ачинский

Святой Даниил Ачинский

На фото: Икона святого праведного Даниила Ачинского в Покровском соборе Красноярска.

Святой Праведный Даниил Ачинский - этот местночтимый Русский святой Красноярской епархии прожил удивительную жизнь, вместившую в себя и Бородинское сражение, и каторгу, и отшельничество.


Хорошо известна роль выходцев из Малороссии в становлении церковной жизни Сибири. Немало сибирских архиереев XVIII века были украинцами; среди прочего, они повлияли и на развитие сибирской архитектуры, заимствовавшей некоторые особенности украинского зодчества. Однако пример духовной жизни подают не только иерархи церкви, но и простые монахи и благочестивые миряне. Именно таким был малоросс Даниил Делие, которого ныне почитают на берегах Енисея под именем праведного святого Даниила Ачинского.

Начало жизненного пути Даниила Ачинского

Родился Даниил Корнилиевич Делие 12 декабря (по старому стилю) 1784 года в в селе Новые Санжары Полтавской губернии в казачьей семье. Днем ранее отмечается память преподобного Даниила Столпника; в честь этого святого его и окрестили.

В молодые годы Даниил мало чем отличался от своих сверстников. Он выучился играть на музыкальных инструментах и одно время промышлял этим, но его деду было не по душе это занятие, а именно дед принимал решения в семье, потому что отец Даниила лишился рассудка. В результате молодой человек стал обычным земледельцем.

Даниил Ачинский военный этап жизни

Изменил его жизнь призыв в солдаты. Служба в те времена длилась почти до старости и круто меняла судьбу любого попавшего под рекрутский набор. Однако случай Делие был особенным: шел 1807 год, русская армия участвовала в наполеоновских войнах. В 1812 году армия Наполеона вторглась в пределы России — артиллерист Даниил Делие прошел всю Отечественную войну, не исключая Бородинского сражения под Москвой. Из расчета его орудия, насчитывавшего восемь человек, в живых тогда остались только двое. Если верить многим свидетельствам, на войне человек, видящий смерть вокруг себя и сам подвергающийся смертельной опасности, не может не задумываться о Боге и не взывать о помощи; поэтому можно со всей вероятностью предположить, что именно ужасы войны оказали решающее влияние на мировоззрение молодого артиллериста.

Даниил участвовал и в заграничном походе русской армии, долго пробыл в Париже. Впрочем, уже в это время его все больше занимали мысли, не имевшие отношения к воинской службе. Когда в 1820 году унтер-офицер Делие приехал на побывку в родные края, его близкие заметили, что ведет он себя скорее как монах, а не как бравый артиллерист. Даниил постился и много молился, призывал родных следовать его примеру, отдал им свои деньги, пожертвовал и в церковь на новые иконы. Так вел он себя и в полку, служба все больше его тяготила, но верность присяге удерживала Даниила от решительных шагов.

Перелом наступил в 1822 году, когда Делие вновь оказался на войне — на этот раз с Турцией. Речь не шла о вероломном нападении на Отечество, как за 10 лет до этого, и Даниил уже не считал участие в убийстве других людей своим долгом. Он принял решение удалиться от мира и вести жизнь, какую вели святые, о подвигах которых он много читал. Родные в последний раз видели его в известном каждому благодаря Гоголю селе Диканька, где находился знаменитый образ Николая Угодника. Жители села рассказали, что бывший солдат живет отшельником в лесу и в общение ни с кем не вступает.

Однако мир не оставлял желавшего удалиться от него подвижника. Исчезновение Даниила было расценено как дезертирство. Его нашли, судили и вынесли суровый приговор — каторжные работы в Сибири. Праведнику тогда было 39 лет.

Изгнанник

С точки зрения жизни в миру, ссылка Даниила Делие в Сибирь стала его концом, но в области духовной она оказалась началом большого пути. Приговор трибунала предопределил рождение праведника.

Путь в Сибирь был долог. Больше года шли каторжные в кандалах до Томска. Даже когда охрана из жалости предлагала снять кандалы, Даниил отказывался и называл их «своими наручными часами». По прибытии ему определили пожизненную работу на винокуренном заводе в Боготоле (сейчас Боготол относится к Красноярскому краю). Праведник вел себя кротко и смиренно, чем выводил из себя жестокого надзирателя. Тот возлагал на него непомерную работу, но Даниил не только выполнял все, что от него требовали, но и находил силы, чтобы ночью стоять на молитве. Однажды, в приступе исступленной ярости, мучитель приказал раздеть Даниила, посадить на крышу и поливать там водой — а было это зимой. Во время пытки он кричал ему насмешливо: «Спасайся! Ты же святой!» И случилось чудо: здоровье Даниила никак не пострадало от экзекуции, а вот сам надзиратель тяжело заболел. Поняв, какой грех взял на душу, жестокосердый тюремщик раскаялся и попросил святого молиться о его здоровье. По молитвам праведника последовало исцеление — в знак благодарности надзиратель подал рапорт начальству об освобождении Даниила как неспособного к тяжелому физическому труду.

Оставив Боготол, Даниил поселился в Ачинске. Жил он отшельником среди людей: постоянно трудился, молился, ничего не имел, спал в крошечной келье. Вскоре даже заштатный Ачинск показался ему слишком суетным, и праведник перебрался в деревню с дивным названием Зерцалы, которая сейчас входит в состав поселения Белый Яр. В Зерцалах его келья представляла собой гроб — он мог поместиться в ней только лежа. По временам проводил он в таком заточении целые недели, а иногда выходил по ночам, чтобы поработать в огородах бедняков, пока те спят.

Даниил носил вериги и берестяной пояс, буквально вросший в его тело. От вериг он к концу жизни отказался, но не потому, что было тяжело, а потому, что было слишком легко — праведник настолько привык к ним, что они нисколько его не стесняли. Даниил рассудил — пусть лучше о нем говорят, что он обленился, чем восхищаются подвигом, который в реальности не стоит ему усилий.

Монашества праведный Даниил не принял, до конца жизни оставаясь мирянином, но при этом вел жизнь настоящего подвижника. Не удивительно, что его стали почитать старцем и приходить к нему за благословением и советом. Впрочем, Даниил Ачинский не любил, когда его величали старцем; он просил называть себя «брат Даниил»; при этом беседовал с нуждающимися всегда охотно. Однажды некий человек хотел из любопытства заглянуть в окошко его кельи (оно было величиной с монету), чтобы подсмотреть, чем там занимается святой, — в этот момент из окошка вырвалось пламя, а вслед за тем вышел и сам Даниил со словами: «Бог простит тебя, но впредь не испытывай».

Перед самой смертью он оставил Зерцалы и отправился в Енисейск, где его духовная дочь стала игуменией Христорождественского монастыря. Пробыл он там недолго. 15 апреля 1843 года, в Светлую седмицу, старец исповедовался, причастился и в тот же день тихо отошел ко Господу. Весь город собрался на похороны подвижника — так быстро и широко разошлась слава о нем. Праведного Даниила похоронили близ храма Рождества Христова, где вскоре над его могилой построили часовню во имя Даниила Столпника. Вскоре у этой могилы стали совершаться чудеса.

Слава праведнику, позор осквернителям

В начале XX века праведного Даниила Ачинского еще не причислили к лику святых, однако известность его была велика, а поток паломников на его могилу рос год от года. Эта известность не давала покоя большевикам, окончательно утвердившимся в Красноярске в 1920 году. 1 мая 1920 года, произнеся соответствующие речи на митинге, богоборцы приняли решение вскрыть могилу старца. Останки праведника извлекли из земли и выставили на всеобщее обозрение — мол, тело его истлело, значит никакой это не святой, долой поповские сказки! С костями достали и берестяной пояс, который праведный Даниил носил на себе.

Судьба останков праведника после того рокового вскрытия так и остается загадкой. По одной версии, их закопали тут же, под оградой монастыря, по другой — перезахоронили на одном из двух кладбищ города. В любом случае, сделано это было тайно, и след мощей утерян.

Несмотря на усилия большевистского агитпропа, енисейцы и ачинцы продолжали верить в помощь праведного Даниила. И, когда богоборческая эпоха миновала, в 2000 году Даниила Ачинского прославили как местночтимого святого Красноярской и Енисейской епархии. А спустя всего несколько месяцев произошло маленькое чудо — на городской свалке случайно обнаружили обтрепанную надгробную плиту великого подвижника. Текст на ней, сообщающий о годах его жизни, хорошо читаем. Сейчас плита находится в Успенском храме Енисейска. Кто знает, быть может, это лишь предвестие открытий, которым еще суждено свершиться?

Выдающиеся личности Красноярска.


Саша Митрахович 20.07.2017 14:11
Загрузка...

Поделиться с друзьями:

Коментарии: (0)

Вы можете оставить первый комментарий к статье

Каптча

Новые посты

Это интересно

Loading...