Алексей Саврасов „Грачи прилетели“

Алексей Саврасов „Грачи прилетели“

Эстетика передвижничества, как вполне определенного направления со своей идеологией, предполагала создание иерархии жанров, тем, сюжетов и пр. Именно передвижники выдвинули на первые роли в современном искусстве жанр, который с некоторой долей приблизительности можно обозначить как «национальный пейзаж». Предпочтения выявились уже на I Передвижной выставке, состоявшейся в конце 1871 года. Пейзажи М. Клодта, И. Шишкина, Л. Каменева,

Ф.Васильева, пронизанные любовью к родной природе и заставлявшие задуматься о том, что стоит за этой красотой, говорили сами за себя. Но «Грачи прилетели» Алексея Саврасова выделялись даже на столь солидном фоне. И это почувствовали все — как профессионалы, так и люди «с улицы», из любопытства заглянувшие на нашумевшую выставку. И воспринявшие эту вроде бы непритязательную картину как настоящее откровение.

Шедевр Алексея Саврасова „Грачи прилетели“ стал символом целой эпохи в русском изобразительном искусстве. Лидер и вдохновитель передвижничества И. Крамской тогда же написал:

«Пейзаж „Грачи прилетели“ есть лучший, и он действительно прекрасный, хотя тут и Боголюбов, и барон Клодт, и Шишкин. Но все это — деревья, вода и даже воздух, а душа есть только в „Грачах“».

Рассмотрим картину Саврасова „Грачи прилетели“ повнимательнее.

Саврасов искусно выстраивает перспективу, ближе к безбрежному горизонту «высветляя» тона и отказываясь от деталировки. В открывающейся шири беспомощно тонет взгляд — тем самым подчеркивается «обилие» и глубина русских пространств, в которых зреет новая весна.

Любимый прием художника — населять и обживать пространство картины как бы опосредованно: показывая не самого человека, а «теплые» следы его деятельности. В данном случае — это дымок, уютно вьющийся из трубы и указывающий на то, что где-то здесь, рядом, живут люди. Тем самым исключается всякая заброшенность.

В центр картины Саврасов помещает не величественное творение рук человеческих, а сельский храм с шатровой колокольней. Конечно, Воскресенскую церковь трудно назвать заурядной, но автор намеренно «опрощает» и «обедняет» ее, показывая облупившуюся штукатурку, обнажившую старую кирпичную кладку.

Взглянем вверх — на этой картине небо закрыто облаками. Художник при построении «небесного» фрагмента мастерски пользуется не покрытым краской холстом. Но солнца нигде нет — на то, что оно вот-вот «брызнет» с неба, указывают лишь четкие тени, ложащиеся на забор и тающий снег.

Это «вот-вот» необыкновенно важно для понимания саврасовского шедевра. Оно звучит и в гнездах, которые грачи вьют в ветвях берез. Сами березы довольно неказисты — Саврасов в своем творчестве продемонстрировал совершенно новое понимание того, что следует считать «красивым» и «музыкальным». А внутренняя музыка здесь многое значит — по определению Б. Асафьева, художнику в этой работе свойственна «тончайшая глубоко-мелодическая чуткость» «Вот-вот» есть и в готовой «опушиться» вербе, которую автор интерпретирует в христианском духе: как метафору вечного воскресения, бессмертия. Вербное воскресенье предшествует Пасхе, и верба — один из главных символов «Грачей», наряду с Воскресенским храмом.


Саша Митрахович 20.03.2018 09:16
Загрузка...

Читать предыдущую статью

Алексей Кондратьевич Саврасов

Поделиться с друзьями:

Коментарии: (0)

Вы можете оставить первый комментарий к статье

Каптча

Новые посты

Это интересно

Loading...