Село Дубровицы история (Московская область)

Село Дубровицы история (Московская область)

Впервые в истории село Дубровицы упоминается в документах в 1627 году.


Во времена, к которым относится первое документальное свидетельство о Дубровицах, село принадлежало боярину Ивану Васильевичу Морозову, возглавлявшему Владимирский судный приказ. Достигнув старости, благочестивый боярин постригся в монахи, оставив Дубровицы в наследство своей дочери Аксинье, которая вышла замуж за князя Ивана Андреевича Голицына.

О последующей судьбе Аксиньи Голицыной практически ничего не извесно; муж же ее, Иван Андреевич, побывал новгородским воеводой, вернулся в свое имение и занялся его благоустройством. После его смерти Дубровицы достались его сыну, а тот, в свою очередь, на смертном одре завещал село свое жене, урожденной Долгоруковой, которая поручила управление брату Борису Федоровичу. Он занимал видные должности при царе Алексее Михайловиче и при царевне Софьи, в пору регентства последней.

После кончины Бориса Федоровича имение перешло к Голицыным, а именно — к киевскому воеводе Алексею Андреевичу; затем, со временем, к его сыну Борису, воспитателю-«дядьке» Петра Первого...

О владельцах имения Дубровицы

Борис Алексеевич Голицын незадолго до смерти принял монашеский постриг; Дубровицы достались сначала его сыну — Алексею Борисовичу, потом невестке — вдове сына, а потом — внуку, Сергею Алексеевичу Голицыну. Годы процветания сменялись годами запустения, за ними вновь следовали периоды благоустройства, которые, впрочем, не всегда проходили гладко.

«Портрет А. М. Дмитриева-Мамонова» (1812) кисти Николая Аргунова.

Сергей Алексеевич Голицын, пребывая на посту московского губернатора, много занимался своим дубровицким имением. Он построил барочный дворец (который позже, в результате перестроек, приобрел черты классицизма), флигели, разбил в Дубровицах французский парк...

Увы, следующий владелец — младший сын Сергея Алексеевича — отнюдь не отличался хозяйственностью, что тут же отразилось на состоянии Дубровиц. «Поднимать» запущенное имение его наследники не стали, предпочтя продать его фавориту императрицы Екатерины II Григорию Потемкину. Правда, у того тоже руки до усадьбы не доходили, и если бы не визит императрицы, заехавшей сюда по пути из Крыма, то не избежать Дубровицам дальнейшего разорения. Царице имение очень понравилось, и она выкупила его для своего нового фаворита — А. М. Дмитриева-Мамонова. Именно в Дубровицы Александр Матвеевич был сослан после того, как его уличили в любовной связи с фрейлиной. От нечего делать ссыльный фаворит занялся ремонтом дворца, флигелей, на фасаде главного дома появились пилястры, с торцов — террасы...

Ему наследовал сын Матвей. О жизни юного графа («собой был красивый мужчина, высокий, стройный и большой щеголь») можно написать приключенческий роман. В нем будет глава о том, как во время Отечественной войны молодой человек на собственные средства сформировал полк, в рядах которого сражались В. А. Жуковский и П. А. Вяземский, глава о том, как сам Матвей Александрович участвовал в Бородинском сражении, как потом всерьез занимался созданием тайного общества... Вольнодумство — а Дмитриев-Мамонов замышлял ни много ни мало ограничить самодержавие, отменить крепостное право и отстранить иностранцев от влияния на внутреннюю политику — вышло ему боком: Дмитриева-Мамонова официально признали умалишенным и назначили ему опекунов. Опекуны, постоянно меняясь, разумеется, совсем не занимались Дубровицами.

После революции

В советское время Знаменская церковь долго использовалась как склад. Фотография 1967года. Справа: Убранство храма в честь иконы Божией Матери «Знамение» на фотографии 1961 года. Тогда поговаривали о превращении дубровицкой церкви в музей. Однако разговоры так и остались разговорами.

Что только ни размещалось в дубровицком дворце после революции! Здесь селили воспитанников детского дома, обучали военных летчиков, здесь «квартировал» Институт кормления домашних животных, а с 1960-х годов — Всесоюзный НИИ животноводства (институт, из «Всесоюзного» ставший «Всероссийским», и сейчас «прописан» во дворце). В наши дни часть бывшего усадебного дома отдана под Отдел ЗАГС Подольского района.

Что же касается Знаменской церкви, то, как и многие другие храмы, в 1990 году ее вернули верующим. Конечно, помещение, столько лет служившее складом, требовало ремонта. Фронт работ был огромен — начиная с очистки цокольного этажа от груд строительного и прочего мусора и заканчивая просушиванием самой церкви. И позолота на короне требовала восстановления, и крест надо было реставрировать, и отопление с вентиляцией провести... Да всё не перечислишь.

Спасительная красота Дубровицкой Знаменской церкви

Красота храма несколько раз спасала его от уничтожения.

Дубровчане рассказывают, что Знаменский храм трижды оказывался на краю гибели.

Впервые — во время Отечественной войны 1812 года. Тогда в этих местах мародерствовали французы, но дубровицкую церковь они не тронули — уж очень красивой она показалась «утонченным» оккупантам. По этой же причине храм — с минимальными утратами (в частности, он лишился колокольни) — устоял и в послереволюционные годы.

В 1941 году, во время наступления гитлеровцев, на крыше Знаменского храма установили пулемет. По мере продвижения немцев наши военные взрывали, отступая, важнейшие стратегические объекты. Дубровицкая церковь тоже значилась в списках «приговоренных» к уничтожению зданий. Однако, когда саперы уже заминировали храм, у их юного командира язык не повернулся отдать окончательный приказ. Говорят, он тянул несколько дней, находя разные предлоги повременить со взрывом. К счастью, как раз в те дни немцев удалось остановить, и командир, ответственный за судьбу храма, попросил позвать кого-нибудь званием постарше. Приехал полковник, потом генерал, чей штаб располагался неподалеку. Последний, увидев необычную церковь и «помолчав, произнес: „Приказ приостанавливаю! Временно. А за неисполнение приказа — обоих...“ Но в ту же минуту наши войска в наступление пошли... Так в третий раз церковь Дубровицкую спасла красота ее» (цитируем книгу Э. Филипович).

Кони и куклы

Конный двор и его ворота — достопримечательность Дубровиц.Издавна стояли в Дубровицах еще два необычных строения, придававших усадьбе особое своеобразие. Одно сохранилось до наших дней, а вот второе не уберегли.

Первое — это Конный двор. Его возвели при Матвее Александровиче Дмитриеве-Мамонове. Близкий друг будущего декабриста Михаила Орлова, Дмитриев-Мамонов вместе с ним разрабатывал план государственного переворота. Осуществить его должен был некий Орден русских рыцарей. Матвей Александрович даже сформулировал «Пункты преподаваемого во внутреннем ордене учения», согласно которым рыцарям были необходимы свои «фортеции» — укрепленные замки, как у английских лордов. Начал Мамонов реализовывать «Пункты» с собственного имения. Так появился в Дубровицах П-образный в плане Конный двор, с корпусами на каменном цоколе.

Прошло столетие, и Конный двор обнесли удивительной по красоте псевдоготической оградой. М. М. Дунаев отмечает, что «ажурное кружево белокаменного декора, выделяющегося на краснокирпичном фоне, в сочетании с фигурными нишами и венчающими фронтонами, превращает ворота в праздничное, нарядное сооружение». Уже после революции кому-то пришло в голову перекрасить ворота из традиционного барочнокрасного в желтый цвет.

Второе здание — это... Кукольный дом. Его возвели в усадьбе в 80-е годы XIX века. Строили здание местные мастера по дереву для кукол и игрушек дочки тогдашнего владельца Дубровиц — Сергея Михайловича Голицына. Домик получился сказочно красивым, аккуратным, с резными наличниками. Соседские дети тоже обожали играть в нем вместе с маленькой княжной.

В память о Марине Цветаевой в Дубровицах каждую осень зажигают костры. А в 2011 году здесь поставили «цветаевский камень».Удивительно, но Кукольный дом пережил все тяжелейшие годы, выпавшие на долю нашей страны и вместившие в себя пожар революции и страшные войны... А в 1970-е годы поселился в нем талантливый плотник с женой. Они берегли домик и создали на полянке рядом с ним целое сказочное царство — со всевозможными зверушками и фольклорными персонажами. Но случилось так, что умельцу дали тюремный срок за дебош, жена уехала, а за Кукольным домиком попросили следить пожилую женщину, хранительницу ключей от храма, который тогда был складом. Она поселилась рядом, разбила огород. А потом вдруг случились два пожара — один за одним. Домик сгорел дотла. И, как пишет Э. Филипович, «владелица усадьбы Кукольной, сторожиха бывшая, нынче старушка уже, сносит в это место с помоек все, что люди выбрасывают... И сейчас на месте усадебки Кукольной гниющая куча, а вместо зверушек деревянных — крысы живые. И это уже не легенда, а, к сожалению, быль».

Цветаевский костер

Есть в Дубровицах поле, называемое Певческим. Еще совсем недавно оно было диким, потом стало картофельным. Наконец, его облагородили и однажды устроили на нем фольклорный праздник в честь сбора урожая. После этого решили народными гуляниями не ограничиваться.

На протяжении почти пятнадцати лет, в начале октября, здесь зажигают Цветаевские костры. Горят они по случаю дня рождения Марины Цветаевой и собирают писателей, поэтов и просто творческих людей. Хотя сама Цветаева никогда не бывала в Дубровицах, но село как-то посетила ее родственница, заказавшая панихиду в храме иконы Пресвятой Богородицы «Знамение». Теперь местные жители говорят: и у нас присутствует частица души поэтессы.


Саша Митрахович 04.10.2017 07:31
Загрузка...

Поделиться с друзьями:

Коментарии: (0)

Вы можете оставить первый комментарий к статье

Каптча

Новые посты

Это интересно

Loading...