Михаил Павлович Романов Великий князь

Михаил Павлович Романов Великий князь

В честь великого князя Михаила Павловича Романова был выстроен не только Михайловский собор в Ораниенбауме, но и Михайловский дворец в Петербурге. Великий князь был человеком противоречивых качеств - легкомысленный острослов и в то же время строгий поклонник дисциплины.


Поэт Давид Самойлов в отчасти шуточной поэме «Струфиан» вкладывает в уста царю Александру I, размышляющему о судьбах России после своего ухода, такие слова:

...Но кто же будет за Россию
Перед Всевышним отвечать?
Неужто братец Николай,
Который хуже Константина?
А Миша глуп и шалопай...
Какая грустная картина!

«Шалопай Миша», то есть великий князь Михаил Павлович, младший из четырех братьев и единственный рожденный во время короткого царствования Павла I, действительно, заслужил такую характеристику. С детства он считался острословом и любителем розыгрышей, его bon mot (остроты) порой расходились по всей России и передавались из уст в уста. Мальчиком он часто подшучивал над братьями, которых, однако, нежно любил.

К чести Михаила Павловича надо отметить, что как только Александр и Николай становились императорами, все шутки тут же кончались - мало того, в присутствии посторонних людей младший брат даже не позволял себе обратиться к старшим по имени и говорил им, как и все, «Ваше Величество». При всем своем чувстве юмора и любви к розыгрышам Михаил Павлович твердо верил, что дисциплина - превыше всего, и, следуя этому правилу, порой был чрезмерно строг со своими подчиненными.

«Добрейшей души человек»

Сочетание двух противоположных качеств в одном человеке породило противоречивые воспоминания о нем современников: все они отмечают, что великий князь был «добрейшей души человек», «добрый и великодушный», «человек добрый и необычайно честный и правдивый», и в то же время «человек серьезный, строгий, гроза всех военных», «силился казаться зверем и достиг своей цели», «казался человеком вспыльчивым, шероховатым и даже страшным».

«Мы его боялись, как огня, и старались избегать всякой уличной встречи с ним, - вспоминает граф Дмитрий Петрович Бутурлин. - Мы не столько боялись государя, как его».

А издатель известного исторического журнала «Русский архив» Петр Иванович Бартенев подводит итог этим противоречивым воспоминаниям, объясняя подобную двойственность натуры великого князя:

«В обществе, благодаря нашему легкомыслию и всяческой небрежности, сохранились предания не столько о нравственных качествах его, достойных подражания и благородной памяти потомства, сколько об его острословии и о неумолимой строгости в соблюдении воинских форм. /.../ Великий князь считал долгом скрывать лучшие стороны души своей... Вот почему таким, каким он был, знали его в сущности немногие, только близкие к нему люди, да те, которые обращались к нему с просьбою в своих трудах, и никогда не получали отказа».

Видимо, именно таким - откликающимся на просьбы, «рукой неоскудевающей» запомнили Михаила Павловича жители Ораниенбаума, пожелавшие выстроить храм в память о великом князе и самостоятельно собравшие ради этой благой цели необходимые средства. Небесный покровитель великого князя был связан с ним еще до рождения: молва утверждала, что в первый день царствования Павла I дворцовому часовому было явление Архангела Михаила, о чем он поспешил доложить государю. Павел был очень воодушевлен и дал обет - если у него родится сын, назвать его Михаилом. Архистратиг Михаил к тому же считался покровителем царского дома Романовых.

Родившийся в 1898 году Михаил Павлович был единственным из четырех сыновей порфироносным отроком - то есть рожденным в то время, когда его отец был царем, а не наследником престола. Некоторые считали, что это дает ему преимущество в наследовании, но Павел решил ограничиться более торжественным, чем у других сыновей, обрядом крестин.

Когда же обет был исполнен и отрок наречен Михаилом, Павел I стал откладывать средства на строительство дворца в честь младшего сына. Однако в результате дворцового переворота в ночь на 12 марта 1801 года Павел был убит. Его старший сын Александр, ставший императором, спустя почти двадцать лет решил воплотить замысел отца и начал строительство Михайловского дворца, когда младшему брату исполнился 21 год. Творение великого архитектора Карла Росси, Михайловский дворец был освящен 30 августа 1825 года, всего за несколько месяцев до смерти Александра I, восшествия на престол Николая и связанного с этим событием восстания декабристов.

Великий князь Михаил Павлович, младший брат императоров Александра I и Николая I, получил Ораниенбаум во владение в 1831 году, очень любил это место и проживал здесь постоянно в летнее время вместе с супругой, великой княгиней Еленой Павловной, вплоть до своей смерти в 1849 году. В браке у них родилось пять дочерей, две из которых умерли в раннем детстве, а еще две - в возрасте 18 и 21 года, что стало великой трагедией для их отца и подорвало его здоровье. Единственная оставшаяся в живых дочь, великая княжна Екатерина Михайловна, вступила в брак с немецким герцогом Георгом-Августом Мекленбург-Стрелицким. У них тоже было пятеро детей, двое из которых умерли во младенчестве, а оставшиеся Елена, Георгий и Михаил унаследовали дворец в Ораниенбауме и владели им вплоть до Октябрьской революции, после которой покинули Россию и закончили свои дни в Германии.

А в 1895 году император, теперь уже Николай II, подписал указ о передаче Михайловского дворца в ведомство новоучрежденного Русского музея. В наше время всем любителям искусства наряду с Эрмитажем в Петербурге, Третьяковской галереей и Музеем изобразительных искусств в Москве хорошо известно здание Русского музея.


Саша Митрахович 14.05.2019 07:51
Загрузка...

Поделиться с друзьями:

Коментарии: (0)

Вы можете оставить первый комментарий к статье

Каптча

Новые посты

Это интересно

Loading...