Алтуфьево Москва история

Алтуфьево Москва история

Первое упоминание об Алтуфьеве (Олтуфьеве) историки отыскали в писцовых книгах, датированных 1585 годом. Тогда, в конце XVI века, хозяином этих мест считался некий человек по фамилии Мякишев. Возможно, это было прозвище, поскольку занимался он выпечкой хлеба, да и имя имел довольно странное для русского уха - Неупокой.

Владельцы усадьбы Алтуфьево:

  • 1623-1759 Акинфовы
  • 1759_1766 И. И. Вельяминов
  • 1766-1786 граф М.Ф. Апраксин, графиня Н.Ф. Брюс, Риндеры
  • 1786-1842 Куракины
  • 1842-1848 Д. И. Приклонский
  • 1849-1861 Н. А. Жеребцов
  • 1861-1888 Г. И. Алеева, М.Я. Лачинова, Н. В. Корф
  • 1888-1903 Г. М. Лианозов

Судя по всему, этот Неупокой Мякишев с сородичами уцелел после набега на Москву крымского хана Девлет I Гирея в 1571 году. Как известно, на совести хана уничтожение русской столицы и гибель большого количества москвичей. Но алтуфьевский Неупокой остался невредимым.

Ровно через год пришло отмщение: Иван Грозный разбил войско Девлет-Гирея, и жизнь стала возвращаться в привычное русло.

Хлебопек Мякишев продолжает обустраивать свою вотчину в Алтуфьеве, а известный персонаж русской истории Никита Захарьин, дед Михаила Федоровича Романова, учреждает в Москве Никитский монастырь, который не сохранился, но дал имя московской площади, улице и бульвару.

Вслед за Мякишевым в перипетиях Смутного времени сгинул человек по имени Федор Акинфов - отец будущих владельцев Алтуфьева - Архипа и Ивана.

Акинфовы

В документах имена братьев Акинфовых - Архипа и Ивана - впервые встречаются в качестве владельцев Алтуфьева в 1623 году. Никакой усадьбы тогда еще (или уже?) не существовало. Судьба братьев сложилась по-разному: Архипа в 1629 году государь Михаил Федорович командировал воеводой в Сибирь, а младшего Ивана в 1643-м отправил также воеводой в Шую.

Герб дворян Акинфовых.Архип не сподобился завести семью и родить наследников, поэтому после его смерти все алтуфьевские земли, а также ряд других подмосковных хозяйств, достались Ивану и, в конце концов, сыну Ивана - Никите.

Никита Иванович Акинфов - самый, пожалуй, известный человек из этой династии. Он сделал неплохую карьеру и дослужился до статуса думного дворянина. Это был очень деловой человек.

В самом начале правления Петра Великого Никита Иванович, благодаря удачной женитьбе на Аксинье Лопухиной, близкой родственнице первой жены царя Евдокии, занимал при государе видный пост окольничего и к концу XVII века владел обширными земельными угодьями, общая площадь которых достигала 8000 гектаров при численности крестьянских душ в четыре тысячи.

Все у Никиты Ивановича шло отлично! Но в конце жизни он попадает в государеву опалу и проводит в тюремном каземате Петропавловской крепости целый год. Ему грозила неминуемая смерть, однако Петр I в последний момент пожалел бывшего соратника и, учитывая «великую старость» обвиняемого, заменил казнь на ссылку в Кириллов монастырь на Белом озере. «В том монастыре велено ему быть в братстве до кончины живота своего».

Петр позаботился (если это так можно назвать) не только о Никите Ивановиче, но и о владениях сосланного дворянина, далее в указе сказано: вотчины и поместья, числящиеся за Никитой Акинфовым, следует передать во владение наследникам сосланного, но не всем, а только тем, кого он сам сочтет нужным назвать. Никита Иванович, умирая, завещал все своему внуку Николаю Канбаровичу. Почему же не сыну Канбару? Дело в том, что тот попал в немилость к царю вместе с отцом, но ему досталась гораздо более суровая доля: сначала он нещадно был бит кнутами, а потом сослан в Сибирь, где вскоре и скончался.

Алтуфьево. Так выглядел господский дом в начале XX века.

В 1704 году новый хозяин Алтуфьева Никита Иванович Акинфов построил в усадьбе второй дом, как предполагают краеведы, для большой семьи не стало хватать места, к тому же хозяин женился второй раз. Первая жена - Феодора - родила ему дочь Анну, которая вышла замуж за стольника Ивана Семеновича Львова, а после его смерти - за соратника Петра I и будущего генерал-аншефа князя Григория Дмитриевича Юсупова, одного из представителей знаменитой династии Юсуповых.

Феодора ушла из жизни рано, и Никита Иванович, похоронив супругу, женился вторично на той самой Аксинье Абрамовне Лопухиной - дочери Абрама Лопухина и племяннице первой жены Петра I Евдокии Федоровны Лопухиной. Тут и начались все беды Никиты Ивановича. Петр, как известно, с Евдокией прожил недолго, отправив жену в монастырь, соответственно, и все родственники экс-царицы оказались в опале. Некоторые из них, как Никита Иванович с сыном Канбаром, были сосланы, а некоторые, как Абрам Лопухин, казнены.

Алтуфьево. Так усадебный дом выглядит сейчас.Владельцем вотчин по предсмертному распоряжению Никиты Ивановича становится внук - Николай Канбарович Акинфов. Но такой расклад не устроил Анну - дочь Никиты Ивановича от первого брака. Ее высокопоставленный муж, князь Григорий Дмитриевич Юсупов начинает судебную тяжбу за наследство. Он подает царю челобитную, в которой сообщает, что «в нынешнем, государь, 1721 году Никита Иванов сын Акинфов по должности своей родительской обещал дочери своей, а моей жене, княгине Анне половину отдать своих деревень».

По словам князя, при этом обещании присутствовали свидетели, среди которых был сам светлейший князь Меншиков. В результате, в 1725 году суд постановил: три четверти наследства Никиты Акинфова отдать княгине Анне Юсуповой, а остальное - одной из родственниц семьи.

Тут возмутился Николай Канбарович. Он подал апелляцию и дело выиграл: Сенат распорядился вернуть законному наследнику все отобранные земли, включая Алтуфьево. После смерти Николая Канбаровича в 1755 году, владения перешли в собственность его сыну Юрию, матери Анастасии и сестрам Екатерине и Анне.

Юрий Николаевич Акинфов (1735-1774) прожил короткую, но яркую жизнь. В 1770 году он отличился в знаменитом Чесменском сражении и за свой подвиг получил высшую на тот период военную награду России - орден Святого Георгия, учрежденный годом ранее императрицей Екатериной II.

В 1759 году Юрий Николаевич Акинфов продал Алтуфьево поручику Ивану Вельяминову. Но Вельяминов прожил здесь всего шесть лет. Увы, подробностей жизни Вельяминова сохранилось не очень много. Известно лишь, что он владел палатами в центре Москвы рядом с нынешним Старым Арбатом и был человеком отнюдь не бедным. Он продав ее в 1766 году графу Матвею Федоровичу Апраксину.

Сохранилась липовая аллея в усадебном парке в Алтуфьево.Далее в течение нескольких лет владельцы Алтуфьева менялись, как картинки в калейдоскопе. Апраксин прожил тут меньше года. Следующим владельцем, а вернее владелицей, становится вдовствующая генерал-майорша графиня Наталья Федоровна Брюс, урожденная Колычева, но тоже ненадолго. Уже в 1768 году Алтуфьево покупает санитарный инспектор, доктор медицины Андрей Андреевич Риндер, который спустя три года умирает, заразившись от пациентов чумой. Алтуфьево по наследству переходит его детям - дочери Софье и сыну Якову Андреевичу, профессору Московской медико-хирургической школы.

Куракины

В 1786 году профессор Риндер-младший продает усадьбу князю Степану Борисовичу Куракину (1754-1805).

Поучаствовав в нескольких войнах и выйдя в отставку 35-летним генерал-майором, Степан Борисович обосновался в Москве, открыл так называемый Английский клуб и стал вести вольготный образ жизни. Но несмотря на частые загулы, он слыл весьма деловым человеком - умел вести хозяйство и зарабатывать деньги. Его страстью было принимать гостей, угощать и развлекать их. Стоит ли говорить, что в Алтуфьеве любили приезжать многие московские знаменитости, среди которых были баснописец Иван Крылов, а также автор «Недоросля» Денис Фонвизин.

Куракин многое сделал для усадьбы в Алтуфьево: он построил еще несколько каменных и деревянных домов, некоторые из них сохранились, например, бывшая пивоварня и конюшня.

Во владении князя находилось еще и большое имение под Тверью, где помимо просторной усадьбы, он построил и большую полотняную фабрику. А Алтуфьево Куракин приобрел перед своей второй женитьбой - на Екатерине Дмитриевне Измайловой, дочери полковника Дмитрия Львовича Измайлова. Мать невесты, графиня Елизавета Ивановна Гендрикова, приходилась двоюродной племянницей императрице Елизавете Петровне.

Этой второй женитьбе предшествовали весьма любопытные события, о которых поведал потомкам князь И. М. Долгорукий, оставивший мемуары под названием «Капище моего сердца». Так вот, сначала Степан Борисович Куракин счастливо жил в законном браке с Натальей Петровной Нарышкиной, но неожиданно супруга влюбилась в родственника мужа красавца С. С. Апраксина. Разразился скандал, закончившийся разводом. При этом разводил супругов Святейший Синод.

Увы, Наталья Петровна в этой любви не снискала счастья и вскоре осталась совсем одна: возлюбленный ее бросил, уйдя к новой избраннице, да и бывший муж недолго скучал в одиночестве, женившись вскоре на Екатерине Измайловой. Наталья Петровна уединилась в своем владимирском имении, где и закончила земной путь вдали от светских салонов Москвы.

Впрочем, и Куракин после скандала и новой женитьбы долго не протянул, - он умер спустя шесть лет.

Усадьба Алтуфьево перешло в наследство Екатерине Дмитриевне. В 1812 году французы его основательно разграбили, а после изгнания наполеоновской армии был составлен любопытный документ, в котором говорилось: «Ограблено неприятелем часть церковной утвари и ризницы, свечи, денег на 15 рублей. В господском доме мебель, разная посуда, провизия, екипажи. У крестьян часть имущества, 6 лошадей с сбруею, 66 коров, 16 овец, дворовая птица, хлеб как господской, так и крестьянский...» В документе имеется не менее любопытная приписка: «Взято казаками и гусарами 10 коров, овес 2 четверти, сена 20 пудов...»

Получилось, как в знаменитой присказке: белые пришли - грабят, красные пришли - тоже грабят...

Новый владелец Алтуфьева появился спустя три десятилетия после войны с французами. Куракины продали имение титулярному советнику Дмитрию Ивановичу Приклонскому, кстати, родственнику А. С. Пушкина и тоже поэту. Он владел имением семь лет, а в 1849 году перепродал его действительному статскому советнику Николаю Арсеньевичу Жеребцову - сыну ротмистра Арсения Александровича Жеребцова и Прасковьи Николаевны, урожденной Толстой.

Описание герба Жеребцовых

Герб Жеребцовых.

Род Жеребцовых внесен во вторую часть родословной книги Тверской, Московской, Санкт-Петербургской и Псковской губерний с правом иметь собственный герб. Он перпендикулярно разделен на две части. В правом - серебряном - поле изображена половина черного орла с золотым венцом на голове, золотыми клювом и когтями (правда, на лепнине в усадьбе Жеребцова в Алтуфьеве орел больше похож на утку); на левом - голубом - поле мы можем видеть традиционную руку с мечом, облаченную в латы. Сверху на щите изображена дворянская корона с шлемом и двумя распростертыми орлиными крыльями, а между ними - красное сердце с пламенем. Герб внесен в Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи.

Жеребцовы

Как и предшественник, Николай Арсеньевич любил побаловаться пером. Но в отличие от стихотворца-любителя Приклонского, сочинял некие псевдонаучные трактаты, будучи в то же время инженером-железнодорожником и профессором столичного Института путей сообщения. Так, в 1858 году Николай Арсеньевич напечатал в Париже статью под названием «История русской цивилизации» на французском языке, которым прекрасно владел. Произведение исключительно славянофильское, рассчитанное, по задумке автора, на иностранного читателя. В нем Жеребцов убеждал, что Петр Великий, перенося на русскую землю европейские порядки, серьезно навредил России и ее гражданам.

В России такие рассуждения показались неправильными. Позже Николай Добролюбов посвятил «Истории русской цивилизации» Жеребцова две своих статьи, в которых не оставил камня на камне на славянофильстве автора.

Жеребцов также писал «О распространении знаний в России», «О двух современных экономических вопросах» и т. п. Несмотря на свои порой завиральные идеи, это был очень разносторонний человек, успевший поработать и губернатором одной из губерний, и вице-директором Третьего департамента Министерства государственных имуществ, и членом Вольного экономического общества, и даже соучредителем волжского пароходства «Меркурий» - одного из трех крупнейших на Волге.

Именно Николай Арсеньевич Жеребцов построил новый усадебный дом в Алтуфьеве, который мы видим и сегодня. Правда, он изрядно обветшал, но все еще обитаем. Сегодня здесь разместилась воскресная школа, молодежный клуб, комната для прихожан и т. д.

Исповедуя славянофильство, Жеребцов пытался придать и архитектуре дома исконно русские черты: тут изобилует резьба по дереву, закомары, шатровое завершение крыши и т. п. Кстати, все это напрочь отсутствует в архитектурных «изысках» самого храма.

Герб, который мы видим на центральном фронтоне усадьбы, - это напоминание гостям, дескать, хозяин усадьбы - представитель славного боярского, а впоследствии и дворянского рода Федора Михайловича Бяконта, жившего в XIV веке и считающегося родоначальником не только рода Жеребцовых, но и многих других известных дворянских фамилий - Плещеевых, Игнатьевых и т. д.

Вместе с развитием хозяйства, которое так или иначе поддерживалось многочисленными владельцами имения, росло в размерах и соседнее село Алтуфьево, раскинувшееся восточнее господского дома. К середине XIX века тут проживало уже свыше двух сотен крестьянских семей. Это стало следствием отмены в 1861 году крепостного права. Имение после соответствующего указа Александра II было поделено на две части: одна осталась во владении Жеребцовых, а вторую - ниже по течению речки - отдали бывшим крепостным крестьянам, получившим статус «временно-обязанных», то есть бывших помещичьих, а ныне освобожденных от крепостной зависимости.

Тогда же Алтуфьево вошло в состав Троицкой волости Московского уезда.

Спустя семь лет после смерти хозяина, в 1868 году, вдова Николая Жеребцова продала имение некой Глафире Алеевой, жене подполковника Николая Ростиславовича Алеева. Однако прожила она тут недолго. Спустя четыре года хозяйкой здесь становится Мария Яковлевна Лачинова, а потом барон Николай Корф, возглавлявший организацию, именовавшуюся так: «Комиссия по бесплатному снабжению нуждающихся школ книгами при Обществе распространения полезных книг».

Лианозов

Мемориальная табличка на доме Г. М. Лианозова, чья фамилия дала название целому району столицы.И наконец, последним владельцем Алтуфьева становится Георгий Мартынович Лианозов, армянин по происхождению. Вообще-то его звали Геворг Лианосян, но его предки почему-то предпочли писать свою фамилию на русский лад.

Это был очень богатый человек, владевший нефтяными скважинами и керосиновым заводом в Баку, а также рыболовными промыслами на иранском побережье Каспийского моря. Лианозов поставлял знаменитую зернистую осетровую икру к столу богатых москвичей, петербуржцев и даже парижан.

Купец 1-й гильдии Георгий Мартынович имел звание потомственного почетного гражданина Москвы и чин действительного статского советника. Он основал и возглавил Русское общество нефтепромышленников, и благодаря ему название Лианозово получили сначала дачный поселок рядом с усадьбой Алтуфьево, а в наше время - целый район Москвы.

После смерти Георгия Мартыновича в 1907 году, в усадебном доме открылся элитный санаторий, ставший весьма популярным среди зажиточных москвичей.

После революции

После 1917 года большевики ликвидировали санаторий и открыли в здании больницу для рабочих. Вскоре дачный поселок Лианозово полностью поглотила Москва, а вместо одноэтажных бревенчатых изб выросли многоэтажные дома.

Но каким-то чудом сохранился господский дом, возможно, этому способствовали основательность строения, а также то, что после больницы здесь разместилось солидное Общество спасения на водах.

Частично сохранился усадебный парк, в котором остались деревья, помнящие былых обитателей Алтуфьева.

В состав Лианозовского района Москвы Алтуфьево вошло почти шестьдесят лет назад - в 1960 году.


Саша Митрахович 09.12.2018 08:46
Загрузка...

Поделиться с друзьями:

Коментарии: (0)

Вы можете оставить первый комментарий к статье

Каптча

Новые посты

Это интересно

Loading...