Лиговский проспект Санкт-Петербург

Лиговский проспект Санкт-Петербург

На фото: Специфика застройки Лиговского проспекта: никакой «единой фасады», сплошная разноголосица эпох, стилей, этажности...

Продолжаем знакомство с «непарадным» Петербургом. Тут нам потребуется больше внимательности, чем в прогулках по признанным туристическим маршрутам: здешние памятники не бросаются в глаза, нам нужно научиться вычленять прекрасное из обыденного, уметь порой «видеть сквозь новостройки» и мысленно дорисовывать утраченное... что ж, тем интересней! Сегодня наша цель — Лиговский проспект.

Та часть Лиговского проспекта спб, что идет к югу от Обводного канала, малоинтересна. Пересекая промышленные и железнодорожные кварталы, проспект простирается на юго-запад между Волковским и Новодевичьим кладбищами (оставляя их в стороне), делает дугу и вливается в Московский проспект у Московских ворот. Мы же сейчас займемся той частью Лиговки, что расположена к северу от канала и тянется к площади Восстания. Интересное начинается уже у самого Крестовоздвиженского собора Санкт-Петербурга.

Крестовоздвиженский собор и Гражданские постройки храмового комплекса

Крестовоздвиженский собор спб

Помимо собственно храмового ансамбля, в комплекс Крестовоздвиженской церкви входило несколько гражданских построек. Приземистое желтое двухэтажное здание на пересечении с набережной Обводного канала, фланкирующее храм с юга (Лиговский, 128), — это прежнее Воздвиженское городское мужское училище, а ныне — лишенный туристической привлекательности приемник-распределитель психиатрической лечебницы. Немного жаль, и не потому, что «пропадает» ценный памятник архитектуры: этот дом — обычный типовой проект архитектора Ф. Волкова второй половины XVIII века. Дело в другом: невысокое двухэтажное строение, избежавшее внешних переделок, не только «не мешает» Крестовоздвиженскому храму, но и гармонирует с ним, выгодно подчеркивая его ансамбль. Право, здание заслуживает лучшей судьбы.

Пересечение Лиговского проспекта с Обводным каналом. Справа — двухэтажное здание бывшего Воздвиженского училища

По другую сторону Павлоградского переулка, к северу от храма, располагаются еще два дома, принадлежавшие Крестовоздвиженской церкви. Их адреса — Лиговский проспект, 126 и Павлоградский переулок, 2. Первый (по данным прихода, один из причтовых домов) мало примечателен. Второй спроектировал Г. Карпов в 1865 году, в нем позже разместились Общество вспомоществования бедным, организованное при Крестовоздвиженском храме, богадельня, детский приют и контора епархиального свечного завода. Изначальный облик здания (архитектора явно вдохновляли мотивы раннего классицизма) был сильно искажен в 1950-е годы; с пристройкой двух этажей здание стало чересчур громоздким.

Дом причта Крестовоздвиженской церкви.Чего не скажешь о соседнем доме номер 124, спроектированном все тем же епархиальным архитектором Карповым. Земля, на которой он стоит, принадлежала в середине XIX века ямщику И. Хомутникову; часть ее он уступил Крестовоздвиженской церкви для строительства дома причта. Если здание № 126 — это неоклассицизм, то № 124 — ярко выраженное необарокко, с характерной лепниной, наличниками, криволинейной кровлей, контрастным сочетанием красного и белого цветов.

Прежде чем отправиться вверх по Лиговскому, завернем в Павлоградский переулок, чтобы ближе познакомиться с массивным красным зданием, в архитектуре которого явственно видны черты «псевдорусской» эклектики конца XIX века. Это — бывший Александро-Мариинский дом призрения заштатного и сиротствующего духовенства. Строили его в 1898—1899 годах по проекту Н. Никонова. В верхнем этаже был устроен Казанский храм, освященный при участии отца Иоанна Кронштадтского. В богадельне проживало 75 семей. После революции дом призрения ликвидировали, церковь сделали приходской, но уже в 1923 году закрыли и ее. Здание передали под жилье, позже — под конторы.

На север по Лиговскому проспекту

Движемся по Лиговскому проспекту на север, в сторону площади Восстания. Сейчас это — весьма оживленная магистраль, застроенная в основном или массивными доходными домами рубежа XIX—XX веков, или советскими и современными «сундуками». И те, и другие — сооружения немаленькие. Даже как-то странно осознавать, что еще в XIX веке это была глубокая окраина...

Вообще же то, что мы сегодня называем Лиговским проспектом, в начале XVIII столетия являлось... каналом. Это здание (Лиговский проспект, 120) построено в 1897 году по проекту архитектора Н. Мельникова.Именно так — в 1718—1725 годах вдоль старинного Новгородского тракта от речки Лиги проложили канал для подпитки фонтанов Летнего сада. Конец этой затее положило наводнение 1777 года: стихия разметала фонтаны, канал сделался не нужен, впоследствии его стали потихоньку засыпать. Тут принялись расти дворы извозчиков и всякого рода сопутствующие заведения — внушающие доверие чайные и не внушающие оного питейные дома, а также «учреждения», которые обычно в справочнике «Весь Петербург» не упоминались. Такая почти «питерская Хитровка» — репутацию этот район имел соответствующую. К концу XIX века на Лиговке (тогда еще не проспекте, а просто улице) прочно закрепились капиталисты, строившие под сдачу внаем большие доходные дома. К этому времени и относится большая часть того, что сохранилось до нашего времени.

Рубеж XIX—XX веков в архитектуре — время сугубо эклектическое. Застройка Лиговского проспекта представляет собой самое невообразимое сочетание необарокко, псевдорусского стиля и новомодного модерна, с редкими вкраплениями более старой рядовой застройки. Это — приметы русского капитализма, характерные для старых петербургских окраин (да и, к слову, для московского центра — «точечную застройку» ведь не современные архитекторы придумали). Стилевая разноголосица, столь не характерное для Петербурга отсутствие единой градостроительной идеи просто-таки бьет в глаза, мешая вылавливать незаурядные строения. На первый взгляд кажется, что и нет тут ничего интересного. Однако это не так.

Весьма интересен дом №120 красного кирпича — бывший доходный дом, построенный в 1897 году архитектором Н. Мельниковым. Выходящий на проспект необарочный фасад неплохо гармонирует с домом причта Крестовоздвиженской церкви, с которым он соседствует через проулок. Привлекает внимание строгое здание в стиле модерн (Лиговский проспект, 121) — творение архитектора Н. Владыкина, 1912 год. Огромное модерновое же сооружение на углу Свечного переулка (Лиговский проспект, 91) — это доходный дом А. Сагалова, творение архитектора А. Лишневского, 1914 год.

Завод Сан-Галли

Фасад особняка Сан-Галли.

А вот и особняк заводчика Ф. Сан-Галли — его не спутаешь ни с чем. Владелец располагавшегося здесь же, на Лиговке, чугунолитейного и механического завода, «король чугуна» Франц Карлович Сан-Галли заказал проект К. Рахау около 1870 года; архитектор стилизовал здание под флорентийский ренессанс. Строгие, несколько грузные формы, богатая рустовка, своеобразный декор, парадный вход с небольшим двухколонным портиком — все выделяет особняк Сан-Галли из окружающей городской среды. Приблизительную стоимость здания на то время оценивали в 300 тысяч рублей, включая движимое имущество...

Мальчик Меркурий на фасаде дома Сан-Галли.Современники отмечали интересное устройство вентиляции и отопления в особняке: «Вентиляция производится с искусственным нагреванием и увлажнением, в двух камерах, приводимого из сада свежего воздуха. Свежий, нагретый воздух входит во все господские комнаты чрез душники каналов, ведущих из вентиляционных камер... Для экстренных случаев, на время балов или многочисленных собраний, действуют особые сильные вытяжки из зала над люстрой, в столовой, в кабинете и друг., которые обыкновенно закрыты, по излишеству. Нагревание достигается весьма равномерное, а воздух повсеместно чист и достаточно влажен». Неудивительно такое внимание к вентиляции, нагреванию и кондиционированию воздуха: ведь Сан-Галли известен, в первую очередь, как изобретатель батареи отопления. Его фирма занималась в Петербурге также канализацией, водоснабжением, газовым освещением.

Сан-Галли, продолжая обустраиваться на Лиговке, приобрел здесь пару домов под магазины, еще один дом (№64) построил специально для родственников, служащих на заводе. А затем распорядился возвести при своем предприятии несколько жилых домов для рабочих — 22 здания, включая магазин и школу. Заводской сад, протянувшийся от Лиговского проспекта до путей Николаевской (ныне — Октябрьской) железной дороги, стал знаменит под названием «Сангальского сада». Его ажурная чугунная (какая же еще!) решетка сохранилась и радует глаз кажущейся невесомостью металлического узора. А от самого заводского комплекса осталось не то чтобы много — фактически только выходящие на проспект фасады да несколько промышленных зданий «на задах». Значительную часть сооружений снесли уже в XXI веке под строительство торгово-офисного центра.

Площадь Восстания

 Бывший доходный дом А. Андреевой.

Мы приближаемся к площади Восстания. Отметим по ходу слева непритязательный советский «ящик» (№73) — в прошлом экспериментальный хлебозавод «Лиговка», ныне — одноименный бизнес-центр, в котором напоминанием о прошлом остался Музей хлеба, воссоздающий интерьеры пекарни XIX столетия. Справа обратим внимание на мрачную громаду здания №44 — это построенный незадолго до революции дом А. Перцова, крупнейшее жилое строение Петрограда, известное, во-первых, тем, что здесь располагалась редакция журнала «На берегах Невы» литературного общества «Арс», а во-вторых, своей жутковатой планировкой, напоминающей то ли казармы, то ли пчелиные соты. Архитектору С. Галензовскому удалось наглядно опровергнуть миф о том, что в царской России (или, как минимум, в царском Петербурге) дома строили исключительно красивые и удобные.

Наконец, у самого Московского вокзала отметим строение №53 — дом меблированных комнат А. Андреевой, построенный в 1912 году М. Крицким. Высокий и яркий — он непременно отложится в памяти. Хороши его криволинейная кровля и веселенькие стилизованные башенки. Впрочем, если посмотреть на дом «в профиль», то понимаешь, что ничего, кроме игривого фасада, в нем нет: в сторону дворов простирается этакий архитектурный утюг утюгом. Что ж, в этом особенность архитектуры Петербурга — фасад, фасад и еще раз фасад, а что скрывается за ним — не столь важно... Тот, кто хоть раз побывал в питерском дворе-«колодце», понимает, о чем идет речь.

Памятник Александру III теперь стоит перед входом в Мраморный дворец....Мы вышли на площадь Восстания — до 1918 года Знаменскую. Сегодня главные ее украшения — Московский вокзал («брат-близнец» Ленинградского вокзала в Москве, пример «архитектурного ансамбля, растянутого в пространстве на 600 верст») и высокий обелиск городу-герою Ленинграду. С 1909 по 1937 год здесь стоял памятник Александру III работы Паоло Трубецкого. В общем-то, удивительно, что продержался так долго у, можно сказать, въездных ворот северной столицы. В 1937 году памятник перенесли во двор Русского музея (позже — во двор Мраморного дворца). Спустя двадцать лет на площади появился закладной камень с обещанием поставить здесь памятник Ленину.

Обещание так и не выполнили, а в 1985 году открыли ныне существующий обелиск. Склонные ко всякого рода символизму ленинградцы подозрительно вглядывались в тень, которую отбрасывала венчающая монумент звезда — чем-то она напомнила горожанам двуглавого орла... (Через шесть лет сняли леса со знаменитого собора Спаса-на-Крови, и ленинградцы, к тому времени уже снова петербуржцы, смогли в полной мере оценить, насколько реальную основу имеет под собой питерский символизм.)

Лиговский проспект - храмы действующие и утраченные

Знаменская церковь на дореволюционной открытке.

Знаменская площадь получила название, и об этом нетрудно догадаться, по запоминавшейся Знаменской церкви, спроектированной архитектором Ф. Демерцовым. Строительство началось в 1794 году; отделочные работы затянулись, и освятили храм лишь спустя десять лет после закладки. Это было большое белое, в классическом стиле, пятикупольное сооружение — приземистое и могучее; его величественная мощь подчеркивалась богатой рустовкой, тяжеловесными портиками и массивными ротондами под куполами. В храме хранилась чтимая икона Божией Матери «Знамение».

Большевики посягали на церковь неоднократно — начиная с 1932 года. Сразу закрыть ее не получилось — судя по некоторым свидетельствам, карты богоборцам спутал знаменитый академик И. П. Павлов, бывший прихожанином храма и добившийся его сохранения в статусе действующего. Но в 1936 году великий физиолог умер, и уже в 1941 году Знаменскую церковь снесли. Через полтора десятилетия на ее месте поставили вестибюль станции метро «Площадь Восстания», «запечатав» место и, увы, похоронив надежды на восстановление святыни.

Феодоровский собор спбПомимо Знаменской церкви, в районе нынешней площади Восстания погиб храм Рождества Христова на Песках (Рождественский сквер на пересечении 6-й Советской улицы и Красноборского переулка, начато восстановление), оказалась сильно изуродована церковь святителя Петра, митрополита Московского, принадлежавшая когда-то подворью Троицкого Творожковского монастыря (Роменская улица, 12 — архитектор А. Аплаксин, 1912 год), едва не пал жертвой безбожников Феодоровский собор на Миргородской улице. На судьбе последнего храма стоит остановиться особо.

Феодоровский собор был построен как «юбилейный», в честь трехсотлетия Дома Романовых. Поставили его на средства, собранные «Союзом русского народа», на подворье Феодоровского (Городецкого) монастыря. Именно в этой обители одно время пребывала перенесенная позже в Кострому Феодоровская икона Божией Матери, которой благословили на царство первого Романова — Михаила Федоровича. Работы начались в 1910 году по проекту гражданского инженера С. Кричинского. Проект этот был полон стилизаций и прямых архитектурных цитат. К телу храма, копировавшего то ли образцы ростово-суздальского зодчества, то ли псковский Троицкий собор, методом «простой пририсовки» прилепили башню ростовского Митрополичьего двора и зачем-то копию воротной башни Спасо-Евфимьева монастыря в Суздале. Пристроенная ко всему этому крепостная стена а-ля Московский Кремль вроде бы должна была символизировать единство двух столиц, но на самом деле закрывала «неэстетичный» вид на товарную станцию Николаевской железной дороги.

Убранство собора соответствовало его внешнему виду. Нижнюю церковь во имя святого благоверного князя Александра Невского стилизовали под новгородские храмы, верхнюю — под ростово-суздальские. Иконостас сделали по образу иконостаса из церкви Троицы в Никитниках, паникадило исполнили в виде шапки Мономаха, дарохранительницу — в виде Успенского собора Московского Кремля, сосуды являлись копиями сосудов из костромского Ипатьевского монастыря, стенопись напоминала фрески Дионисия, иконы — тоже «глядели» в седую древность... В общем, церковь получилась столь необычной, что за этой необычностью как-то даже не замечалась неизбежная безвкусица, сопутствовавшая всякого рода попыткам впрячь в одну телегу «коня и трепетную лань».

В 1920 году храм получил статус собора, а в 1932 году был закрыт. Здание передали молокозаводу, которому оказались не нужны ни главы, ни майоликовый декор, ни, естественно, внутреннее убранство. В 1992 году Феодоровский собор вернули верующим.

Три дороги

Миновав площадь Восстания Литовский проспект еще с километр продолжается на север, после чего неожиданно заканчивается, упершись на Т-образном перекрестке в улицу Некрасова (бывшую Бассейную).

Район не то чтобы особо примечательный, но горожане любят разбитый здесь Некрасовский садик (он же Греческий парк, он же Прудки). Прудки, Бассейная — все это напоминания о том времени, когда Лиговский проспект был каналом. Наше путешествие фактически завершилось на площади Восстания. Отсюда для пеших прогулок по Питеру — как в сказке, три дороги. Налево по Невскому проспекту — центр, туда зовет «Адмиралтейская игла». Направо по тому же Невскому — Александро-Невская Лавра. Чуть восточней площади начинается Суворовский проспект, который выведет нас к бывшему Смольному монастырю. Читатель волен дальнейший свой путь планировать самостоятельно — а наша прогулка здесь завершается.

Проспекты Санкт-Петербурга.


Саша Митрахович 01.12.2017 16:14
Загрузка...

Поделиться с друзьями:

Коментарии: (0)

Вы можете оставить первый комментарий к статье

Каптча

Новые посты

Это интересно

Loading...