Комягино

Комягино

Село Комягино - даже сегодня этот тихий уголок Подмосковья считается заповедным и малолюдным, хотя до российской столицы отсюда рукой подать - километров 20 всего. Но кроме местных дачников, мало кто еще пользуется дорогой, перерезающей село надвое и ведущей из Ивантеевки в Пушкино и Красноармейск.


Каждую зиму обе улицы села Комягино - Лесную и Хуторскую - почти по крыши заносит снегом. Зато весной село расцветает. Просыпается приток Клязьмы - Скалба, дачники дружно склоняются над своими грядками, а 300-летняя церковь Преподобного Сергия Радонежского (или просто - Сергиевская), расположенная в самом центре села, наполняется прихожанами.

Это современность. Но окунемся в историю этих мест.

Практически до середины XVII века в этих глухих местах, похоже, постоянно не жил никто, а по крутым берегам Скалбы стояли непроходимые леса. Местность именовали пустошью.

Так бы и продолжалось дальше неопределенное количество лет, если бы семья Акинфовых в 1646 году не получила «с царского плеча» эти безлюдные земли и не заселила их своими крестьянами, специально переселенными сюда из Костромских, Владимирских и Вологодских вотчин.

Местность стали постепенно обживать.

Немного про название села

Официальным годом рождения Комягино считается 1646 год, когда Акинфовы переселили сюда часть своих крепостных крестьян. Так считают и сами комягинцы. Но некоторые краеведы утверждают, что в писцовых книгах село упоминается гораздо раньше, а именно, в 1584 году, правда, именуется по-другому - «пустошью Коняево».

Как же Коняево стало Комягиным? На этот вопрос нет ответа, есть только предположения. Например, краевед А. Послыхалин дает такое объяснение: почти веком ранее «в декабре далекого 1490 года, в год своего возведения на митрополичью кафедру, митрополит всея Руси Зосима Брадатый пожаловал в Боховом и Радонежском станах некоторых своих «митрополичьих бортников» землями и деревнями. Среди этих бортников - предводителей крупных артелей сборщиков ценных товаров - меда и воска, мы находим имена Андрейки и Иванки Коняевых...». Со временем Коняево постепенно превратилось в Комягино.

А вот еще одна закавыка: до того, как стать Комягиным, село именовалось Сергиевым, и краевед А. Послыхалин озвучивает такую версию появления топонима: еще до основания Свято-Троицкого Сергиевого монастыря, на берегу Скалбы в землянке поселился юноша Варфоломей, будущий преподобный Сергий Радонежский. Правда, прожил он тут недолго, поскольку не понравился местным жителям, которые, судя по всему, исповедовали еще язычество.

Они изгнали юношу, забросав комьями земли. В результате Варфоломей был вынужден перебраться в другое место, где впоследствии основал знаменитую лавру, носящую его имя.

Это имя, принятое Варфоломеем после пострига, и дало название селу на берегах Скалбы.

То есть, соседствовали два населенных пункта: Сергиево, по имени преподобного, и Комягино - от слова «комья», которыми якобы забросали Варфоломея. Конечно, никаких документальных подтверждений такой версии не существует, и, скорее всего, эта легенда была придумана гораздо позднее описываемых в ней событий.

Но из Жития преподобного Сергия Радонежского, написанного спустя несколько десятилетий после смерти святого его учеником Епифанием Премудрым, мы узнаем, что примерно за три века до появления в этих местах Никиты Акинфова, семья отрока Варфоломея перебралась из Ростовских земель в село Радонеж, что находится в 20 километрах от нынешнего Комягино.

Из Жития мы также узнаем, что Кирилл и Мария - родители Варфоломея и двух его братьев поставили сыновьям твердое условие: до их смерти не покидать отчий дом. И это условие было выполнено в точности. Похоронив отца и мать, Варфоломей с одним из братьев - Стефаном отправились искать свое счастье. Они селились в пустынных местах, и можно допустить, что одним из приютов для них на короткое время стала землянка, вырытая на крутом берегу Скалбы.

Никита Иванович Акинфов

Герб династии Акинфовых.Никита Иванович Акинфов имел происхождение дворянское и был выходцем из весьма родовитой семьи, уходящей корнями в татаро-монгольский период Руси.

Отца Никиты Акинфова звали Иваном Федоровичем, а дворянский род Акинфовых был внесен в родословные книги Владимирской и Московской губерний.

Свою биографию династия ведет от новгородского боярина и воеводы Акинфа Гавриловича. Судя по всему, дворянский титул Акинфовы получикроме титула были жалованы еще и большими земельными вотчинами, в том числе и в районе Комягинской пустоши.

В начале правления Петра Великого благодаря удачной женитьбе на Аксинье Лопухиной, которая была в близком родстве с первой женой Петра Евдокией Лопухиной, Никита Иванович занял при дворе видный пост окольничего и к началу XVIII века владел обширными земельными угодьями, расположенными в разных регионах России. Их общая площадь достигала восьми тысяч гектаров, на которых проживало и работало почти четыре тысячи крестьянских душ.

Но к концу жизни все у окольничего пошло наперекосяк. Никита Акинфов попал в опалу и, в конце концов, угодил в острог, где просидел почти год. Некогда влиятельному дворянину грозила неминуемая смерть. Однако царь Петр пожалел бывшего соратника и заменил ему казнь ссылкой. В 1721 году Петр подписал Указ, согласно которому, учитывая «великую старость» обвиняемого, его отправили на Белое озеро в Кириллов монастырь. «В том монастыре, - читаем мы в Указе царя, - велено ему быть в братстве до кончины живота своего».

Петр позаботился и о владениях сосланного окольничего, распорядившись вотчины и поместья, числящиеся за Акинфовым, передать наследникам, но не всем, а только тем, кого Никита Иванович сам сочтет нужным назвать.

Все владения, включая Комягино, по воле завещателя достались его внуку Николаю. Почему не сыну? Дело в том, что прямой наследник по имени Канбар Никитич вместе с отцом попал в немилость к царю, и ему досталась иная доля, более суровая: он был бит кнутами и сослан в Сибирь, где вскоре умер.

Владельцем вотчин, включая Комягино, по распоряжению Никиты Ивановича стал его внук - Николай Канбарович Акинфов. Но такой расклад не устроил дочь Никиты Ивановича от первого брака Анну. Ее высокопоставленный муж князь Григорий Дмитриевич Юсупов затеял судебную тяжбу за наследство. Он подал царю челобитную, в которой писал, что «в нынешнем, государь, 1721 г., Никита Иванов сын Акинфов по должности своей родительской обещал дочери своей, а моей жене, княгине Анне половину отдать своих деревень». По словам князя, при этом обещании присутствовали свидетели, среди которых был знаменитый петровский соратник светлейший князь Меншиков.

В результате, в 1725 году суд постановил три четверти наследства Никиты Акинфова отдать княгине Юсуповой, а остальное - одной из родственниц семьи вдове Ирине Исленьевой.

Николай Канбарович подал апелляцию и дело выиграл - Сенат распорядился вернуть ему все земли. После его смерти владения перешли в собственность сыну Юрию, матери Анастасии и сестрам Екатерине и Анне.

Кстати, Юрий Николаевич Акинфов (1735-1774) прожил короткую, но яркую жизнь: в 1770 году он отличился в знаменитом Чесменском сражении. За свой подвиг одним из первых русских офицеров был награжден высшей военной наградой России - орденом Святого Георгия.

Из рук в руки

Что же произошло с имением дальше? А вот что.

В середине XVIII века вотчину покупает знаменитый дипломат граф Алексей Петрович Бестужев-Рюмин (1693-1766). Увы, Алексей Петрович недолго наслаждался красотами нового имения - дворцовые интриги закончились его ссылкой. Правда, после воцарения в 1762 году Екатерины II Бестужев-Рюмин вернулся в столицу, ему возвратили все звания, награды и вотчины. Более того, императрица удостоила графа личной аудиенции и пожаловала чин генерал-фельдмаршала.

Незадолго до кончины граф отписал часть своих многочисленных владений, включая Комягино, младшему сыну Андрею (1728-1768). Тот слыл беспутным юношей, очень любил выпить и увлекался карточной игрой, едва не промотав все наследство. И промотал бы, если б скоропостижно не скончался спустя два года после похорон отца.

Комягинская вотчина перешла к племяннику Алексея Петровича — князю Алексею Никитовичу Волконскому, а когда тот скончался в 1781 году — к его старшему сыну Михаилу, дожившему до 1794 года.

Какое-то время селом и окружающими его землями владел граф Алексей Иванович Мусин-Пушкин (1744-1817), первым нашедший и издавший «Слово о полку Игореве».

В 1800 году Комягино купил купец Маркел Демидович Мещанинов, сын первого московского городского главы, купца 1-й гильдии Демида Мещанинова. Маркела Демидовича, который открыл в этих местах несколько фабрик, включая бумажную рядом с Комягино, жители подмосковной Ивантеевки считают основателем своего города. В 1812 году Мещанинов снарядил из жителей Комягино в ополчение для борьбы с французами 38 крестьян. В середине века тут было 37 крестьянских дворов и проживало около сотни душ мужского пола и 129 женского. А еще через десять лет число дворов возросло в четверо, а количество крестьян утроилось.

В 1890 г. усадьба в Комягино перешла к Семену Васильевичу Лепешкину, сыну Василия Семеновича и Варвары Яковлевны Лепешкиных, до 1880-х годов владевших Вознесенской мануфактурой. Он был высокообразованным человеком, получил образование в Дрездене, придерживался либеральных взглядов, сочувствовал революционерам и даже оказывал им материальную поддержку. Он много лет состоял гласным Московской городской думы. Семен Васильевич состоял в Московском юридическом обществе, в совете Коммерческой академии наук, в Обществе пособия нуждающимся студентам, был товарищем (заместителем) городского головы.


Саша Митрахович 05.09.2018 06:52
Загрузка...

Поделиться с друзьями:

Коментарии: (0)

Вы можете оставить первый комментарий к статье

Каптча

Новые посты

Это интересно

Loading...